Темы диссертаций по психологии » Социальная психология

автореферат и диссертация по психологии 19.00.05 для написания научной статьи или работы на тему: Динамика социально-психологических состояний больших социальных групп

Автореферат по психологии на тему «Динамика социально-психологических состояний больших социальных групп», специальность ВАК РФ 19.00.05 - Социальная психология
Автореферат
Автор научной работы
 Каширина, Лариса Васильевна
Ученая степень
 доктор психологических наук
Место защиты
 Москва
Год защиты
 2005
Специальность ВАК РФ
 19.00.05
Диссертация по психологии на тему «Динамика социально-психологических состояний больших социальных групп», специальность ВАК РФ 19.00.05 - Социальная психология
Диссертация

Автореферат диссертации по теме "Динамика социально-психологических состояний больших социальных групп"

На правах рукописи

Каширина Лариса Васильевна

ДИНАМИКА СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ БОЛЬШИХ СОЦИАЛЬНЫХ ГРУПП

Специальность 19.00.05-социальная психология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук

Москва -2005

Работа выполнена на кафедре акмеологии и психологии профессиональной деятельности Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации

Научный консультант:

доктор философских наук,

профессор Яблокова Евгения Анатольевна

Официальные оппоненты:

доктор философских наук,

профессор, академик РАО Буева Людмила Пантелеевна

доктор психологических наук,

профессор Грачев Георгий Васильевич

доктор психологических наук,

профессор Перелыгина Елена Борисовна

Ведущая организация: Институт психологии РАН

Защита состоится " 2 " июня 2005 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д-502.006.13 в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации по адресу. 119606, Москва, проспект Вернадского, 84, корпус 1, аудитория 3350

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке РАГС Автореферат разослан_29 апреля 2005 года_

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор психологических наук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Актуальность проблемы исследования. Осуществление радикальных реформ современной России свидетельствует о том, что социальное познание становится одним из наиболее важных ресурсов стабилизации и развития общества. Эффективность деятельности государственных служащих и их профессионализм во многом определяются тем, насколько они учитывают реальную ситуацию в обществе, потребности и социально-психологические состояния больших социальных групп и общества в целом.

Научное познание социально-психологических состояний различных групп населения позволяет не только разрабатывать стратегию развития всего общества, но и дифференцировать ее применительно к различным социальным группам, поскольку каждая из них формирует свое отношение к происходящим событиям и изменениям в виде соответствующих суждений, переживаний и оценок. Изменение объективного положения той или иной группы в процессе социальных изменений отражается и в ее психологии.

Отсутствие единой теории социально-психологических состояний не позволяет ответить на многие современные социальные запросы, связанные с особенностями адаптации и идентификации больших социальных групп в условиях социальной нестабильности; разрешением проблем их повышенной агрессии; дезинтеграцией нравственных ценностей и инверсией ценностных ориентации; сужением поля социальных интересов, духовной примитивизацией, культурной нетребовательностью. Это становится источником экзистенциального вакуума социальных групп, проявляющегося в потере смысла жизни, высоком уровне эмоциональной напряженности, фрустрации и когнитивном диссонансе, и как следствие - появление у населения негативных психических состояний аномии, стресса, страха.

Следует подчеркнуть, что отечественная социальная психология как составная часть социального познания обладает понятийным аппаратом и отработанными методами, необходимыми для глубокого изучения социально-психологических состояний больших социальных групп. Выделение раздела социальной психологии, связанного с исследованиями больших социальных групп, предполагало всестороннее освещение данного предмета, однако изучались в основном только классы и этносы, а профессиональные, тендерные и возрастные группы не исследовались в течение длительного времени. Социально-экономические преобразования нашего общества потребовали новых акцентов в теоретических разработках, диктуемых соответствующим социальным заказом понимания особенностей происходящих изменений структуры общества, статуса отдельных

социальных групп, их социальной роли в становлении нового общественного устройства. Все это способствует возрастанию интереса к исследованию социально-психологических состояний больших социальных групп, результаты которых имеют не только теоретическое, но и практическое значение. В этом заинтересованы государственные и муниципальные органы власти, политические и общественные деятели, представители бизнеса, СМИ, практические психологи, преподаватели и просто россияне, поскольку сегодня необходим некий интеллектуальный компас, который бы определил и упорядочил хаотический опыт преобразований. Особо важным представляется изучение социально-психологического состояния большой социальной группы не только как явления, но и как объекта познания категории социальной психологии. Это может способствовать осознанию группой происходящего в обществе, пониманию собственного места в нем для оптимизации процесса адаптации каждой группы к условиям социальных изменений.

Выявление природы, условий и факторов, детерминирующих социально-психологические состояния больших социальных групп в изменяющемся обществе, исследование динамики, механизмов и закономерностей их преобразования позволяют выработать средства управления этими состояниями и определить пути их оптимизации. Изучение динамики социально-психологических состояний больших социальных групп сопровождается разрешением ряда противоречий:

- между принятием идеи социальных изменений как одной из центральных в методологии социальной психологии и отсутствием адекватной теории социально-психологических состояний больших социальных групп;

- между признанием важного влияния больших социальных групп на становление личности, ее ценностей, установок, традиций и явно недостаточным вниманием к исследованию теоретических и практических проблем больших социальных групп;

- между изменившейся социальной структурой современной России (исчезновением или трансформацией существующих и вновь появившихся больших социальных групп), инверсией аксиологических показателей группового сознания традиционных больших социальных групп и отсутствием последовательной теории, позволяющей понять истоки этих изменений, их социальный характер, тенденции.

Таким образом, актуальность разработки проблемы динамики социально-психологических состояний больших социальных групп имеет две основных предпосылки: необходимость познания их социально-психологических особенностей и оценки информативных свойств, а также

- методов своевременной коррекции, что является социально-значимым и практически необходимым.

Степень научной разработанности проблемы

Познание социально-психологических состояний больших социальных групп принадлежит к классу теоретико-прикладных социально-психологических проблем. Теоретико-методологическое значение социально-психологического анализа состоит в постановке ключевых вопросов эпистемологической и предметно-онтологической схем изучения социально-психологических состояний. Исследование социально-психологических состояний больших социальных групп вписывается в методологический контекст социальной психологии, основывающийся на принципах системности, детерминизма, субъектности, конкретно-исторического подхода.

Основой изучения социально-психологических состояний больших социальных групп выступают разработки психических феноменов, присущих различным социальным группам (Г. Лебон, 3. Фрейд, С. Сигеле, Л.С. Франк, С. Московичи, Э. Фромм). Взаимодействие с другими людьми и даже их присутствие - реальное, воображаемое или подразумеваемое - существенно влияет на мысли, чувства и поведение человека и, более того, сопровождается возникновением «надындивидуальных» явлений, свойственных некоторой совокупности лиц как целому (Г. Риккерт, А.И. Донцов). Естественно-научная парадигма в социальной психологии ориентирована на идеал строго объективного знания ценностных составляющих (В.М.Бехтерев, Б.В. Беляев, М.В. Ланге, А.С. Залужный, Ф. Олпорт, ФТрэшер, В.Меде, У.Макдуголл). В этой связи взаимоотношения между психологическим функционированием групп и социальными процессами целесообразно объяснять на социально-позиционном уровне, охватывающем аксиологические различия в социальных позициях и экстраситуационные, такие, как принадлежность человека к различным группам (У. Дойз).

Исследования больших социальных групп в нашей стране проводятся в условиях глубоких социальных изменений, которые не могут не повлиять на психологические состояния каждой из них (Г.М. Андреева, А.И. Донцов). Определение места социальной группы в обществе требует интеграции психологических и социологических аспектов понимания социально-психологического состояния: становления социального субъекта в процессе социальной идентичности (B.C. Агеев, Е.А Яблокова), социального взаимодействия в «социальном пространстве» (П. Сорокин, П. Штомпка и др.), а также основных стратегий взаимодействия между группами (Г.Тэджфел, Дж. Тэрнер), которые, в свою очередь, через социальное сравнение (Б.Г. Ананьев, М. Вебер) и психологическую динамику осознают свои новые социальные позиции, социальный статус и социальные роли

(Г.М. Андреева, АА. Деркач, А.И. Донцов, А.Г. Ковалев, Е.С. Кузьмин,

A.Л. Журавлев, Е.В. Шорохова и др.).

Теоретико-методологическим основанием постановки проблемы динамики социально-психологических состояний больших социальных групп выступает комплекс представлений, раскрывающих понятие социального статуса, его динамики и степени кристаллизации (Б. Г. Ананьев, Г. Ленски, П. Сорокин, Л. Брум, И.С. Кон, Г. Силласте, В.А Ядов).

К раннему этапу изучения прообраза социально-психологического состояния в науке можно отнести преимущественно атрибутивные подходы исследования массовидных явлений последней четверти XIX и начала XX в. в попытках найти решение проблемы «психологии индивида и психологии массы», наделяя их «психологию» образными характеристиками. Так, объясняя организацию толпы через механизмы подражания и внушения, Г.Тард отмечал проявление «известного душевного состояния»; С. Сигеле называл «душевное движение» толпы «нравственным опьянением», «нравственной эпидемией»; 3. Фрейд исследовал «либидозные» состояния; Г. Лебон выделял состояния «массовой загипнотизированной души».

B. Вундта больше интересовало . состояние «национального духа», а Э. Дюркгейм, исследуя коллективные представления, писал об «аномии» как состоянии социальной структуры, связанном с рассогласованием ценностей. С. Московичи приводил описания социально-психологических состояний «коллективной иллюзии» и «коллективного отрезвления», сформированных волей харизматических лидеров. Несколько позже в поле зрения социальных психологов попали такие феномены группового и массового психического состояния, как «общественное настроение», «психологический климат», изменявшие ролевое поведение людей, побуждая их к тем или иным действиям и движениям (В.М. Бехтерев).

В последующем развитие проблемы состояний больших групп и ее постановка идут в контексте изучения процессов и психических состояний определенных общностей людей (Э. Фромм), состояний социальной психики (Б.Д. Парыгин), духовных состояний групп общества (А.К. Уледов), духовной силы масс (Н.А Бердяев), изменяющихся в ответ на социально-экономические преобразования. Все это важно учитывать при разработке концепции изучения динамики социально-психологических состояний больших социальных групп.

Современные представления о сущности и динамике социально-психологических состояний находят разнообразные формы выражения как у социальных и политических психологов, так и представителей общей психологии и социологии. Об этом свидетельствует, например, рост публикаций по проблемам общественного настроения, социальной напряженности, социального самочувствия и аномии общества, социально-

психологических феноменов больших групп (И.Г. Дубов, А.К. Зайцев, А.Г. Ковалев, Л.В. Куликов, Ю.А Левада, Б.Д. Парыгин, Н.Е. Симонович, Ж.Т. Тощенко, СВ. Харченко и др.).

Однако при всем множестве подходов к оценке социально-психологических состояний больших социальных групп еще недостаточно определены методологические и методические основы их исследования, не предложены концептуальные основы, механизмы их развития, не раскрыты содержание и сущность самого феномена социально-психологического состояния.

Из концептуальных подходов, близких к проблеме динамики социально-психологических состояний больших социальных групп общества, следует выделить феноменологическую концепцию С. Московичи, в которой намечено основное различие социально-психологического и психического состояний: «состояние общества дано — психическое состояние из него следует». В рамках психологического исследования чувств, настроений, мнений, установок в контактных группах состояния рассматриваются как состояния отдельных индивидов, составляющих группу малую или большую (B.C. Агеев). Это позволяет исследователям судить о психологии группы по психическому состоянию отдельных индивидов, а психологию группы определять, исходя из индивидуальных психических свойств и качеств ее членов, что фактически расходится с истинной природой социально-психологического состояния.

В социологическом подходе эти условия инвертированы: за исходное условие берется социальная структура общества, а общественно-психологические явления рассматриваются как надындивидуальные образования, несводимые к психическим состояниям отдельных индивидов. При этом ряд исследователей считают необходимым учитывать диалектику общего и единичного, исследовать психологию социальных групп, в особенности больших - классов, наций, народов на основе анализа закономерностей и механизмов образования массовидных психических явлений (Б.А. Грушин, Г.Г. Дилигенский, А.К. Уледов). В контексте системно-структурного анализа психических состояний социально-психологические состояния рассматриваются как один из четырех уровней первой подструктуры психического состояния (В.А. Ганзен, Л.В. Куликов, А.О. Прохоров).

Признавая значимость этих исследований для разработки статусно-ролевой концепции динамики социально-психологических состояний, нельзя не отметить их направленность на решение частных проблем и некоторую прагматизацию. Большая часть этих исследований проводилась в стабильных условиях общества. Рассмотренные взаимосвязи и структуры в основном ограничивались либо состояниями, свойственными контактным группам,

либо сравнениями качественных показателей больших социальных групп по каким-либо отдельным характеристикам, а само социально-психологическое состояние как явление социально-психологического порядка подменялось социологическими или индивидуально-психологическими интерпретациями. Среди исследователей нет единства во взглядах относительно генезиса социально-психологического состояния, закономерностей и условий его развития. Все это свидетельствует о сложности решения проблем социально-психологических состояний больших социальных групп.

В данном диссертационном исследовании сделана попытка обобщить и систематизировать теоретико-методологические подходы, выявить закономерности, механизмы и пути оптимизации социально-психологических состояний, и на этой основе разработать целостную концепцию динамики социально-психологических состояний больших социальных групп.

Цель исследования — разработать теоретическую концепцию развития социально-психологических состояний больших социальных групп.

Объект исследования — социально-психологические состояния больших социальных групп современного российского общества.

Предмет исследования — социально-психологические условия и факторы, закономерности и механизмы динамики социально-психологических состояний больших социальных групп.

Гипотезы исследования

1. Феномен социально-психологического состояния большой социальной группы, представляет собой динамический компонент ее группового сознания, носящего надындивидуальный характер и изменяющийся вместе с изменением статусно-ролевой позиции группы в обществе. Предполагается, что социально-психологическое состояние является отражением группой как социальным субъектом результатов соотношения социальных ожиданий и возможностей, предопределяемых статусно-ролевой позицией в структуре общества. Содержательно-структурные характеристики такого состояния определяются потребностно-мотивационной сферой сознания, а также его производными, включая базовые ценностные ориентации и жизненные цели, основные стереотипы, ведущие социальные установки и социальные ожидания, бессознательные, рациональные, когнитивные, операциональные и эмоциональные компоненты, параметры волевой регуляции.

2. Как целостное, интегральное, системное и многоуровневое образование социально-психологическое состояние обусловливается согласованием «Мы-концепции» большой социальной группы с характеристиками ее статусно-ролевого положения в обществе, что обеспечивается механизмами самоосознания, которые сравнивают потребности группы с

возможностями статуса, актуализируют субъектные свойства группы, определяют стратегии совладания, формируют образ социально-психологического состояния, «опредмеченный» ожиданиями и зафиксированными в «Мы-концепции».

3. Закономерности развития социально-психологического состояния раскрывают разнообразные уровневые соотношения перцептивных, когнитивных, образных составляющих группового сознания, а также связь «смысложизненной», «жизнедеятельностной» и «совладающей» его сфер, интеграция которых обеспечивает развитие группы как социального субъекта.

4. Социально-психологическое состояние большой социальной группы динамично, поскольку отражает стохастические процессы внешнего мира через динамику статусно-ролевого положения в нестабильном обществе.

5. Развитие оптимальных социально-психологических состояний в жизнедеятельности больших социальных групп возможно при достижении максимального сближения потребностей группы с возможностями ее статусно-ролевой позиции и проявляется во внутреннем единстве социально-психологических, когнитивных, организационно-управленческих закономерностей, механизмов, условий и факторов.

Задачи исследования

1. Рассмотреть генезис и содержание понятия «социально-психологическое состояние».

2. Определить сущностные характеристики социально-психологического состояния как феномена действительности и научной категории.

3. Выявить показатели, критерии и уровни развития социально-психологического состояния.

4. Разработать теоретическую концепцию социально-психологических состояний больших социальных групп.

5. Определить условия и факторы, способствующие формированию оптимальных социально-психологических состояний.

6. Выявить динамику социально-психологических состояний больших социальных групп современного российского общества, разделенных по возрастным, профессиональным и рискосодержащим признакам.

7. Установить социально-психологические, когнитивные и организационно-управленческие закономерности оптимизации социально-психологических состояний.

8. Разработать социально-психологический мониторинг оценки и сопровождения социально-психологических состояний больших социальных групп.

Теоретико-методологическую основу исследования составляют фундаментальные общеметодологические принципы детерминизма,

развития, единства сознания и деятельности, единства внешнего и внутреннего планов деятельности, единства и взаимозависимости человека и общества, социальной детерминации личности и группы, соотношения индивидуального и общественного, а также работы по теории личности (К.А. Абульханова-Славская, Б.Г. Ананьев, В.Г. Асеев, А.А. Бодал ев, Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, B.C. Мерлин, А.В. Петровский, С.Л. Рубинштейн); по психологии развития (Л.И. Анцыферова, А.В. Брушлинский, Л.И. Божович, В.И, Слободчиков); по социальной психологии и общей теории групп (Г.М. Андреева, Л.П. Буева, М. Вебер,

A.И. Донцов, Г.Г. Дилигенский, А.Л. Журавлев, Е.В. Шорохова, В.В. Ильин,

B.П. Кузьмин, Б.Ф. Ломов, Р. Линтон, Ф. Мерил, С. Московичи, Б.Ф. Поршнев, П. Сорокин, А. Теджфел, Ф. Райе, П. Штомпка, Т. Шибутани, Э. Эриксон, ЕА. Яблокова, ВА. Ядов); по психологии труда, психологии профессиональной деятельности, акмеологии (B.C. Агапов, О.С. Анисимов,

C.А-Анисимов, Т.Ю. Базаров, В.М.Герасимов, Г.В. Грачев, А.А. Деркач, В.Г. Зазыкин, Ю.Н. Емельянов, С.Л.Кандыбович, А.С.Карпенко, ЕАКлимов, П.А. Корчемный, Р.Л. Кричевский, Н.В. Кузьмина, В.И. Купцов, Л.Г.Лаптев,

B.Н. Маркин, Э.А. Манушин, А.С. Огнев, К.К. Платонов, А.Ю. Панасюк, А.А. Реан, М.Ф.Секач, А.Л. Свенцицкий, Ю.В. Синягин, В.А.Сластенин, А.П.Федоркина, А.В. Филиппов); по исследованию психических и функциональных состояний (В.А. Ганзен, Л.Г. Дикая, Л.В. Куликов, Н.Д.Левитов, АБ.Леонова, И.Т.Левыкин, В.И. Медведев, Г.М. Зараковский, А.О.Прохоров, Ю.К. Стрелков, А.К. Уледов, Л.Д. Чайнова).

Для данной работы важными явились теоретические определения личности как субъекта жизненного пути (К.А. Абульханова-Славская); принципы и формула психологического обеспечения жизнедеятельности человека и группы (А.А. Деркач); определения группы как социального субъекта (Е.А. Яблокова); идея оптимального состояния как функционального комфорта (Л.Д. Чайнова); современная концепция переживания (Ф.Е. Василюк); теория социального статуса (Р. Линтон, Ф.Мерил; Т. Шибутани); теория когнитивного диссонанса (Л. Фестингер), теория социальных представлений (СМосковичи), теория социальной идентичности (А. Тэджфел); идеи «межличностного социального поля» П.Штомпка) и социального пространства (В. Ильин), теория социокультурной динамики и стратификации (П. Сорокин).

Разработка теоретической концепции и содержательного анализа социально-психологических состояний базировалась также на идеях социальных изменений как наиболее существенной характеристике новой ориентации социальной психологии (Г.М. Андреева, А. Тэджфел,

C. Московичи, П. Штомпка); построения «образа мира» (АН. Леонтьев); учета социального контекста (Л.С. Выготский); социальных представлений

(Г.М. Андреева, А.И. Донцов, Т.П. Емельянова, С. Московичи, П.Н. Шихирев, Е.В. Якимова); социального взаимодействия в социальном пространстве (П. Сорокин, П. Штомпка); социального сравнения (Б.Г. Ананьев, М. Вебер); социального статуса и его динамики (Б.Г. Ананьев, В.С.Агеев, Г.М. Андреева, Л. Брум, Ф.М. Бородкин, Т.Ю. Богомолова, М. Вебер, А.А Деркач, АЛ. Журавлев, М. Завалони, В. Ильин, О. Клайберг, А.Г. Ковалев, И.С. Кон, Е.С. Кузьмин, Г. Ленски, П. Сорокин, С. Саблина, Г. Силласте, Е.В. Шорохова, ВА Ядов и др.).

Методологическую базу диссертации расширили работы отечественных и зарубежных ученых, в которых раскрыты психологические особенности социальных групп и причинно-следственные связи психологии групп с социально-экономическими условиями их жизнедеятельности.

Методы исследования Решение поставленных задач потребовало применения таких общенаучных методов исследования, как теоретико-методологический и логический анализ, построение аналогий, обобщение, сравнение и интерпретация результатов исследования и научных данных других авторов.

Комплексной методической основой всех исследований являлось изучение динамики базовых ценностей, жизненных потребностей и целей, социальных установок, ожиданий и стереотипов представителей пяти больших социальных групп на основе широкомасштабных социологических и социально-психологических опросов по специально разработанным, стандартным экспертным анкетам, с мониторинговым «шагом» в три года и частотой трехкратных измерений. Полученные парные распределения по программе SPSS, статистически выверенные сравнения изменений по годам, группам и когортам позволили выявить интегральные характеристики социально-психологических состояний. Оценка неоднородности показателей проводилась по критерию Манна-Уитни, медианный критерий использовался при сравнении статусной рекомпозиции.

Для выявления закономерностей развития социально-психологических состояний, их связи с социально-психологическими свойствами этих групп, психическими состояниями, а также личностными свойствами представителей больших социальных групп в эмпирической части исследования использовались разработанные автором оригинальные методики:

— опросник «КОСС» (квалифицированная оценка социально-психологического состояния), полученный в результате модификации и семантического выравнивания анкерных ситуаций шкалы «Психической напряженности» X. Бартенверфера;

- опросник частотного анализа итогового списка смысловых кластеров социально-психологических состояний;

Эти методики применялись в ряду классических методов психодиагностического комплекса, включающего: опросник MMPI для оценки личностных профилей; тест «САН», выявляющий самочувствие, активность, настроение; опросник ценностных ориентации М. Рокича; тесты Рисса и краткий ориентировочный тест оценки интеллекта; тест Лири как индикатор личностных взаимодействий, тест Ч. Спилберга и Ю. Ханина для оценки тревожности, тест диагностики эмоциональной направленности Б И. Додонова, методика выявления соотношения позитивных и негативных мыслей М. Шлепецкого; проективный «Hand-test» оценки состояний страха, тревоги и агрессии. Результаты исследований интерпретированы по качественным, количественным и статистическим показателям и представлены в сравнительных таблицах, диаграммах и графиках.

Эмпирическая база и этапы исследования представлены результатами социально-психологических исследований, выполненных под руководством или при непосредственном участии автора.

На первом этапе (1997-1999гг.) изучалось влияние социально-экономической среды на динамику социально-психологических состояний больших социальных групп, разделенных по возрастному признаку, с целью выявления статусно-ролевого влияния на социально-психологические состояния молодежи и пожилых людей. Данные исследования были востребованы социальным заказом региональных органов социальной защиты населения и комитета молодежи. Опросы проводились в Хабаровском крае ДВФО, выборка составила 1 800 респондентов в возрасте от 17 до 70 лет. Результаты и выводы, полученные на данном этапе исследований, позволили соискателю понять важность изучения социально-психологических состояний, выявить отсутствие систематизированных научных исследований по этой теме, сформулировать цели и задачи, наметить основные направления дальнейшего исследования.

На втором этапе (1999-2001гг.) отрабатывались методологические основы статусно-ролевой концепции социально-психологических состояний больших социальных групп. Изучались социально-психологические состояния представителей других социальных групп, отобранных по принципу наличия инновационного потенциала (государственные и муниципальные служащие - 600 чел., предприниматели - 600 чел.) и факторов риска (безнадзорные и беспризорные дети - 550 чел.). В мониторинговом режиме были проведены социально-психологические исследования (550 чел.) и социологические опросы больших социальных групп молодежи (600 чел.), пожилых людей (600 чел.). Исследования проводились в вузах, администрациях государственных и муниципальных органов власти, государственных учреждениях, органах социальной защиты населения, детских приемниках, жилых массивах городов Хабаровского края

и Еврейской автономной области, включая Хабаровск, Комсомольск-на-Амуре, Амурск, Солнечный, Вяземский, Биробиджан, Смидовичи. Результаты исследований оформлены в научные отчеты и депонированы.

На третьем этапе (2001-2004гг.) проведены мониторинговые исследования больших социальных групп сельской молодежи (460 чел.) и пожилых людей на селе (300 чел); опросы государственных служащих Хабаровского края с участием автора во всероссийском исследовании 2002г. (общая выборка — 900 чел.). Сравнительный анализ аксиологических показателей социально-психологических состояний и обобщение полученных результатов позволили выделить основные условия и факторы динамики социально-психологических состояний различных социальных групп и на их основе разработать модель и алгоритм развития и оптимизации социально-психологических состояний больших социальных групп.

В работе над диссертацией использованы материалы государственной статистики, результаты социологических и социально-психологических исследований отечественных и зарубежных психологов, документы, материалы конференций, семинаров и круглых столов.

Надежность, обоснованность и достоверность результатов исследования обеспечена методологической базой сформулированных положений и выводов, комплексным использованием методов теоретического и эмпирического анализа, репрезентативностью выборки, широкой апробацией и сравнимостью опытных данных с массовой практикой. Использовались параметрические и непараметрические методы статистической обработки данных (1 - критерий Стьюдента, критерий X -Колмогорова-Смирнова, и - критерий Манна-Уитни, критерий <р - угловое преобразование Фишера, коэффициент ранговой корреляции Спирмена). Повышению репрезентативности исследования способствовали разнородность и география выборки, а также расчет объема опросов и многообразие примененного инструментария.

Основные научныерезультаты, полученные лично соискателем, и их научная новизна

1. Введено в систему социально-психологических категорий понятие «социально-психологическое состояние большой социальной группы» как интегральное системное надындивидуальное образование, представляющее собой результат целостного отражения группой ее статусно-ролевой позиции. Оно включает ценностные ориентации, социальные стереотипы, установки и ожидания, проявляющиеся в бессознательных, рациональных и волевых компонентах группового сознания.

Впервые в рамках социально-психологического анализа рассматриваются понятия консонантных и диссонантных социально-психологических состояний, отражающих соответственно отсутствие или

наличие противоречий между статусно-ролевой позицией большой социальной группы и ее восприятием группой. Эти понятия по своей природе близки терминам «консонанс» и «диссонанс», используемым в рамках теории когнитивного диссонанса Л. Фестингера.

Данные исследований позволили доказать, что консонантные социально-психологические состояния отличаются от диссонантных наличием позитивных проявлений потребностей, ценностных ориентации, ожиданий, установок, стереотипов. При этом в социальном поведении группы активизируется сотрудничающе-конвенциональный тип межличностных отношений, повышается возможность проявления свойств субъектности, самоуважение и саморазвитие, позитивная мотивация к труду, высокий индекс физического и психического самочувствия, сведен до минимума эффект когнитивного диссонанса за счет согласованности социальных установок. Диссонантные социально-психологические состояния больших социальных групп появляются при деформациях статусно-ролевой позиции группы, вызывающих когнитивный диссонанс. Они ослабляют фильтрующую роль коллективного сознания, активизируют негативные составляющие ценностных ориентации, стереотипов. В социальном поведении группы чаще проявляются отношения прямолинейно-агрессивного типа; утрачиваются, либо деформируются свойства субъектности; отмечается низкая мотивация к труду и низкий индекс физического и психического самочувствия.

Обоснован междисциплинарный подход к изучению социально-психологических состояний больших социальных групп, который позволил выработать интегральное представление о генезисе изучения этой проблемы. Показано, что с философских позиций - это анализ группы в качестве социального субъекта, наделенного мыслями, чувствами, желаниями и способностями к действию на основе осознания своего места в обществе. При этом социально-психологическое состояние отражает итог познавательных реконструкций в сознании, что позволяет определить социальные связи с общей картиной мира и местом человека в этом мире. Психология рассматривает социально-психологические состояния во взаимодействии двух уровней: сознательного и бессознательного. Когнитивный аспект социально-психологических состояний связывается с особенностями понимания своего состояния и формирования суждений людей о своем состоянии. В социальной психологии анализ духовного уровня и душевных состояний, владеющих целой группой, переживаемых многими и формирующихся через социальное представление, социальное познание, связывают с категориями «Мы» и «групповое сознание». Доминируют представления о социально-психологических состояниях группы как переживаемых ею социально-экономических изменений в их связях с

ценностями, установками, ожиданиями и стереотипами данной социальной группы. С позиций акмеологии генезис социально-психологических состояний больших социальных групп связан, прежде всего, с тем, что большая социальная группа - это социальный субъект. Социально-психологические состояния, являясь условиями развития большой социальной группы, коррелируют с этапами профессионализации и личностного развития; сами состояния являются эвристичными, так как через их диагностику можно выявить этапы и уровни развития группы и человека, а также разработать технологию оптимизации этого процесса. С позиций социологии социально-психологические состояния больших социальных групп представляют собой результат взаимодействия разноприродных явлений в социальном пространстве с учетом их статусно-ролевой позиции, которая наделена социальными свойствами, ограничениями, возможностями, что отражается на социально-психологическом состоянии группы.

Показано, что в изучении проблемы социально-психологических состояний в психологии можно выделить ряд этапов. Ранним этапом исследований были феноменология коллективной душевной жизни, психология стихийных, бесструктурных групп, далее — переход к категоризации и структурированию особенностей, свойств, качеств и социальных проявлений толпы, а также формирование представлений о психологии народов. Изучались психофизиологические особенности толпы и социально-психологические процессы подражания, гипнотического внушения, состояния аффекта и страха масс, их управляемость, регрессия, стадный инстинкт и суггестивные проявления переживаний; постулировалось,что связь состояний и процессов в индивидуальной душе столь же опосредована физически, как и связь индивидов в человеческом обществе, хотя эта связь иная.

Доказательно представлено, что экскурс в психологическое научное наследие не выявил концептуальных представлений о социально-психологических состояниях больших социальных групп. Выявлены прообразы социально-психологических состояний больших социальных групп, такие как «духовные силы масс», «коллективное торможение», «дух общественности», «душа народа», представлявшиеся если не полностью идентичными индивидуальной душе, то скорее суммой контактирующих индивидуальных душ, продуцирующих психические состояния. Феномен социально-психологического состояния подразумевался, предугадывался, в какой-то мере даже учитывался, но не был системно исследован ни феноменологически, ни концептуально, ни категориально.

2. Доказано, что социально-психологические состояния больших социальных групп оказывают определяющее влияние на жизнь людей, их практическую деятельность и проявляются в повседневном общении, в отношениях людей и в отношении к своей «Я-концепции» в зависимости от

статусно-ролевой позиции в обществе. Они преобладают не во всем обществе, а в рамках определенного социального слоя, социальной группы как переживания, социально-психологические отношения, социально-психологические представления, связанные с динамикой ее социального статуса. Представлено, что основное, определяющее в содержании социально-психологического состояния - это конкретное рациональное, чувственное и волевое отражение особенностей и характеристик статусно-ролевой позиции большой социальной группы в ее групповом сознании.

Выявлены сущностные характеристики социально-психологических состояний больших социальных групп различных уровней обобщения: всеобщее — системность, итеративность, многуровневость, целостность состояния как социально-психологического явления; особенное -динамичность, изменчивость в связи с изменениями статусной позиции; надындивидуальность, как выраженность группового сознания; осознанность как основа развития социально-психологического состояния; единичное -эмоциональность, адресность, образность, связанные с психологическими особенностями самой группы. Все это позволяет выстраивать стратегии развития больших социальных групп, давать рекомендации оптимизации их жизнедеятельности, отрабатывать алгоритмы продуктивного решения социальных, политических, экономических, этических и других задач, а также разрабатывать программы и перспективы развития социально-психологических состояний больших социальных групп.

3. Выявлены критерии оценки социально-психологических состояний большой социальной группы:

- дихотомичностъ направленности (социальная направленность -асоциальная направленность, социально одобряемые — социально не одобряемые, комфортные - дискомфортные, консонантные - диссонантные);

- степень сближения социальных ожиданий и возможностей статусно-ролевой позиции (нормы, ограничения);

- удовлетворенность - неудовлетворенность социальных ожиданий большой социальной группы.

Доказано, что в период серьезных социально-экономических преобразований, когда деформируются статусно-ролевые позиции в структуре общества, во всех больших социальных группах преобладают диссонантные социально-психологические состояния, социально неодобряемые, не вызывающие удовлетворенности, поскольку социальные ожидания групп остаются нереализованными.

Выделены показатели оценки социально-психологических состояний: это — аксиологические показатели группового сознания {ценностные ориентации), а также социальные установки, социальные стереотипы, социальные ожидания, переживания, проявляющиеся у представителей

социальных групп в условиях реальной жизнедеятельности в рамках своей статусно-ролевой позиции и отражающие:

- в сфере группового сознания — осознание жизненных достижений и трудностей;

- в социальном самосознании - социальный самоконтроль, осознание системы межличностных и межгрупповых отношений;

- в сфере самоуправления - корректировку на основе обратной связи «Я-» и «Мы-концепций» и статусно--ролевых позиций в связи с задачами и событиями жизнедеятельности социальной группы и отдельных субъектов.

Представленные критерии и показатели социально-психологических состояний больших социальных групп позволяют определять их направленность, типизировать и классифицировать, а также стандартизировать процедуры оценки динамики таких состояний и их экспертизы, выявлять качественное и количественное отличие по группам, получать сравнимые результаты их динамики.

Показано, что аксиологические показатели группового сознания, включая ценностные ориентации, а также социальные стереотипы, социальные установки и социальные ожидания, составляющие предметное наполнение социально-психологических состояний, изменяются в зависимости от изменений статусно-ролевых позиций всех обследуемых групп (детей, молодежи, пожилых, предпринимателей и государственных и муниципальных служащих). Группы объединяют ценности «семья», «экономический достаток», но установки, пути и средства, обеспечивающие их, различаются по группам. В больших социальных группах молодежи, детей группы риска и предпринимателей эти ценности не совпадают с социальными установками: декларирование социальной ценности «семья» расходится с установками молодежи - она не стремится «узаконить» семейные отношения; одобряются: брак по расчету, близость за оплату, получение взяток, стремление взять силой или «что плохо лежит», чтобы обогатиться. Группы государственных служащих и пожилых людей эти ценности не связывают с моральными нормами гуманизма: выступают за законные семейные отношения; экономический достаток первые связывают со статусной позицией и профессионализмом, вторые - с дополнительным заработком. Несогласованность социальных установок и социальных ожиданий отмечается в группе предпринимателей, молодежи и детей группы риска, что выражается в установлении ими самими правил социальной жизни в реальном процессе межличностного взаимодействия. Социальные ожидания больших социальных групп динамичны по признаку статусной принадлежности (более оптимистичны у молодежи и предпринимателей) и по годам: более оптимистичны в 2003 г., менее оптимистичны в 1999 и 2000 г.

Обосновано, что переживания занимают значимое место в диагностике социально-психологического состояния, поскольку отражают противоречия между социумом и группой. В них сосредоточена внутренняя деятельность по принятию фактов и событий жизни, по установлению смыслового соответствия между сознанием и бытием, обретению внутренней смысловой разрешимости предлагаемых или имеющихся условий в рамках статусно-ролевой позиции большой социальной группы. Социально-психологические состояния группы безнадзорных и беспризорных детей свидетельствуют о проявлениях гедонистических переживаний, связанных со свободой от воспитания и контроля, что обеспечивает им иллюзию «взрослой вседозволенности» и удовлетворяет реальные и инфантильные потребности. В социально-психологических состояниях когорты 17-ти летних представителей большой социальной группы молодежи преобладают еще и ценностные переживания. Если группе предпринимателей больше свойственны творческие, то государственным и муниципальным служащим — ценностные переживания. Социально-психологические состояния пожилых людей больше связаны с реалистическими переживаниями потери значимых статусов.

Отмечено, что в субъективном образе социально-психологического состояния раскрывается «внутренняя картина» отражения человеком и группой своего состояния как объективной реальности. Из 65 отобранных нами разновидностей социально-психологических состояний больших социальных групп выделены наиболее типичные: «социальная толерантность», «когнитивный диссонанс», «депрессивный реализм», «самосохранение и страх потери статуса», «воинствующий оптимизм», «реактивное сопротивление», «приобретенная беспомощность», «пустыня бесстатусности», «искаженная идентификация», «потребность в присоединении».

4. Разработана теоретическая концепция социально-психологического состояния большой социальной группы на основе общеметодологических принципов социальной психологии, общей теории групп, а также идеи социальных изменений, как одной из центральных в методологии социальной психологии. Она включает положение о детерминирующей роли статуса группы по отношению к содержанию ее социально-психологического состояния, а также утверждения того, что изменение статуса и роли приводит к изменению социально-психологического состояния группы через бессознательные, рациональные, эмоциональные и волевые компоненты группового сознания, в которых отражаются эти статусные изменения.

Предложена теоретическая модель социально-психологического состояния большой социальной группы, представляющая собой интегральный «отражающий ответ» взаимосвязанных «смысложизненной»

«жизнедеятельностной» и «совладающей» сфер, объединенных потребностями и ожиданиями «Мы-концепции» группы, с условиями их статусно-ролевой позиции. Разработай алгоритм формирования социально-психологического состояния, включающий механизмы группового самоосознания через социальное представление, социальное сравнение, оценку, создание установки и переживания.

Представленная модель является инновационной, поскольку отражает интеграл социально-психологического состояния как феномена действительности и научной категории, раскрывает его существенные свойства, компоненты и функции; направление изменений, динамику и перспективы развития, социальный знак итогового образа; модель и алгоритм развития, сферу и формы влияний на процессы и свойства социальной группы в результате статусных изменений.

Подчеркнута инициирующая роль статусной позиции большой социальной группы в формировании и развитии социально-психологических состояний. Социально--психологический статус, как центр сосредоточения прав, обязанностей и ограничений, а также схема положения группы в обществе, будучи многокомпонентным и вариативным социально-психологическим феноменом, динамичен. Его изменения, проявляющиеся в виде кристаллизации, рассогласования, противоречивости в многомерной системе социального неравенства, отражаются в показателях социально-психологических состояний больших социальных групп.

Подтверждено, что содержание социально-психологических состояний большой социальной группы определяется «опредмеченными» ожиданиями, зафиксированными в «Мы-концепции», и возможностями реальных статусно-ролевых характеристик.

Выделена особая роль социальных представлений в формировании социально-психологических состояний больших социальных групп. Функционируя на уровне группового сознания, социальные представления, наряду с опосредованием социального познания, поведения в социальной среде, адаптацией к социальным изменениям, идентифицируют группу с ее статусно-ролевым положением в структуре общества через обозначение привычных, нормативных интерпретаций событий, способствующих закреплению или созданию новых ценностей, регулирующих поведение группы. Это способствует формированию социально-психологических состояний, начиная с получения информации о конкретном социальном явлении и его групповой оценки, выработки группового отношения к нему, до появления определенной установки членов группы относительно этого социального явления.

Уточнено, что социальная идентификация с группой (в контексте представления социально-психологического состояния большой социальной

группы как «надындивидуального» явления) более полно проявляется в трех психологических плоскостях: когнитивной - знание человека не только о принадлежности к группе, но и о тех требованиях и условиях, которые характерны для ее статуса; ценностной — наличие позитивных или негативных коннотаций в отношении принадлежности к данной группе и принятие тех или иных ценностей в соответствии со статусно-ролевым положением группы в обществе; эмоциональной — принятие либо «своей», либо «чужой» группы.

Применение данной теоретической концепции способствует выделению существенных характеристик социально-психологического состояния, позволяет осмыслить скрытые и трудно представляемые его компоненты; ассимилировать известные теоретические идеи для объяснения структурных и динамических аспектов; выбирать адекватные методы оценки, средства интерпретации изучаемого феномена, оптимизации; определять границы приемлемости рекомендаций.

5. Выявлены объективные условия, способствующие оптимизации и эффективному функционированию социально-психологических состояний больших социальных групп, в результате которого конкретная группа может активизировать весь свой субъектный потенциал. Среди них социально-экономические условия, которые обеспечивают жизнедеятельность большой социальной группы и способствуют максимальному удовлетворению потребностей и ожиданий этой группы в рамках ее статусно-ролевой позиции. Социально-политические условия оптимальности социально-психологических состояний больших социальных групп - это общая политическая стабильность, минимизация напряженности и межгрупповых конфликтов, а также обеспечение престижности статусного положения группы в обществе. Социально-психологические условия оптимизации таких состояний проявляются в осознании престижности статусно-ролевой позиции по сравнению с другими большими социальными группами; отсутствии статусной фрустрации; развитой групповой субъектности, позволяющей изменять свою судьбу за счет собственных усилий. Организационно-управленческие условия обеспечивают возможность реализации социальных программ для достижения высокого качества жизни населения; учет потребностей и особенностей больших социальных групп в подготовке и принятии управленских решений и их эффективном внедрении; соответствие ценностных показателей жизнедеятельности большой социальной группы нормам гуманного общества. Акмеологические условия предопределяют возможности максимальной самореализации, творческого саморазвития и самовыражения больших социальных групп развивающегося общества.

Раскрыты субъективные условия оптимизации социально-психологических состояний больших социальных групп:

- единство «Я-» и «Мы-концепций» большой социальной группы;

- активизация мотивов самопознания и самоусиления;

- максимальное соответствие притязаний, потребностей и ожиданий большой социальной группы возможностям статусно-ролевой позиции;

- высокая субъектная активность, включая контроль над воздействием и стремление к улучшению своего образа жизни;

- минимизация или отсутствие когнитивного диссонанса в условиях выбора;

- стремление к удовлетворенности статусно-ролевым положением и качеством своей жизни;

- стабильность ценностных ориентации, социальных стереотипов, установок и ожиданий,

- гармоничное сочетание «смысложизненной», «жизнеятельностной» и «совладеющей» информационных сфер группового сознания.

Выделены три вида факторов оптимизации социально-психологических состояний больших социальных групп:

- объективные, связанные с улучшением реальной системы жизнедеятельности большой социальной группы и направленные на максимальное сближение ее потребностей с возможностями статусно-ролевой позиции. Выявлены восемь достоверных факторов, изменяющих социально-психологические состояния больших социальных групп молодежи и пожилых людей в период с 1997 по 2003г. В их состав вошли: «экономическое положение», «удовлетворенность уровнем жизни», «дополнительный заработок», «настроение и взгляд в будущее», «прогноз изменения жизни», «свободное времяпровождение», «чтение газет и художественной литературы». Показано, что социоэкономические, нормативно-правовые и организационно-управленческие факторы, а также гражданская позиция большой социальной группы должны быть сонаправленными, сопряженными в стремлении к развитию и стабильности общества, побуждающими эту группу к активности,

- субъективные, связанные с оптимальным процессом самоидентификации большой социальной группы и совершенствования социальной перцепции в условиях интенсивной социальной динамики современности; развитой социальной рефлексией и готовностью группы конструктивно разрешать внутриличностные, внутригрупповые, межгрупповые конфликты и противоречия;

- объективно-субъективные, связанные с организацией научно обоснованного управления жизнедеятельностью больших социальных групп и общества в целом. Важно, чтобы теоретические и экспериментальные

разработки социальной психологии апеллировали к динамичному обществу, акцентировали внимание на исследованиях реальных проблем общественной жизни и отдельных социальных групп и освещали проблематику этих групп, формировали акмеологическую культуру управления у государственных и муниципальных служащих.

6. Показано, что социально-психологические состояния больших социальных групп динамичны. «Внутренняя» динамика проявляется в формировании социально-психологического состояния — возникновении, развитии, стабильности, угасании и связана с логикой процессов перцептивного отражения, осознания, сравнения, оценки, формирования интегрального образа. Отражение изменения статусной позиции — это важная, но недостаточная ступень развития социально-психологического состояния. Процесс отражения должен переместиться в область сознания. Группе важно не только хорошо понимать в каком положении она находится, но и иметь планы относительно способов изменения ситуации, что еще более активизирует эмоциональные и когнитивные процессы, обслуживающие самоорганизацию состояния как сложную нелинейную систему. Следующая ступень — структурное совершенствование социально-психологического состояния, которая проходит долгий путь от простого отражения явлений до их полностью сформировавшейся организации, выражающейся в особом мировосприятии. Наступление «институциализации» новых норм и ценностей, возникающих в новом социально-психологическом состоянии, обеспечивает критерии для оценки внешних условий. Затем набирает силу еще одна ступень внутренней динамики — выкристаллизовывание новой иерархии зависимостей, доминирования содержательных элементов социально-психологического состояния. Если на этой ступени не упорядочены структурные компоненты, то социально-психологическое состояние расплывчатое, синкретическое. Выявлены уровни развития социально-психологического состояния большой социальной группы: перцептивный, вербальный, образный, связанные с уровнями его осознания.

«Внешняя динамика» социально-психологических состояний большой социальной группы проявляется в функционировании во времени, отражая динамику социальных изменений и ее качественное своеобразие (направленность, функции, аксиологические показатели группового сознания, стереотипы, установки, ожидания), применительно к определенным группам; наиболее существенные изменения их отмечены в группах молодежи, предпринимателей и детей группы риска. Отмечено, что большая социальная группа может одновременно иметь несколько социально-психологических состояний.

Представлена внешняя динамика социально-психологических состояний группы, жизнедеятельность которой определяется рискосодержащими факторами и имеет вынужденный статус беспризорности; она отражает социально-психологические особенности и свойства группы таких детей, выражающиеся в размытой идентичности, блокировании познавательной и трудовой мотивации, инвертированных ценностях, сниженных интеллектуальных способностях у детей. Социально-психологические состояния группы беспризорных детей имеют диссонантный вектор и представлены «реактивным сопротивлением», «социальными фобиями», «зеркальным восприятием», «социальной агрессией», «внутригрупповой пристрастностью», «эмоциональной невоспитанностью», «деперсонализацией», «искаженной идентификацией» (или «социальной аверсией»). Преобладают социально-психологические состояния «искаженной идентификации» и «реактивного сопротивления».

Выявлено, что динамические характеристики социально-психологических состояний молодежи когорт 17-ти и 29-летних достоверно отличаются. Ведущее состояние 17-летних — «когнитивный диссонанс», связанный с выбором жизненных приоритетов, ценностей; отмечается ежегодное снижение интереса к чтению литературы и периодики. Если у 17-летних установка — получить высшее образование, то у 29-летних - стать профессионалом. У 29-летних в 2003 году доминируют установки «подработать» и быть высоко профессиональными специалистами по сравнению с 1997 и 2000 годами; их актуальное социально-психологическое состояние - «страх безработицы».

Обосновано, что динамические характеристики социально-психологических состояний большой социальной группы предпринимателей определяются становлением престижного статуса и противоречивыми отношениями к этой группе общества и власти. Особенность представителей этой группы - стремление к свободе, самореализации и творчеству через актуализацию интеллекта, энергии и воли; связь получаемой прибыли с критериями успеха и престижности. Динамический диапазон социально-психологических состояний этой группы включает наряду с диссонантными («социальная тревога», «социальная фрустрация», «когнитивный диссонанс») и консонантные социально-психологические состояния («социальная фасилитация», «социальная поддержка», «удовлетворенность реализацией творческих планов», «воинствующий оптимизм»). Преобладает социально-психологическое состояние «воинствующего оптимизма».

Показана динамика социально-психологических состояний большой социальной группы государственных и муниципальных служащих, которая определяется статусно-ролевым положением, специфика которого в современных российских условиях характеризуется высокими

требованиями к профессионально-личностным стандартам. На фоне экономического благополучия их жизнедеятельности выявляются жесткие аттестационные требования деятельности и чаще всего авторитарный стиль управления внутри административных коллективов. Они актуализируют социально-психологические состояния «страха перед наказанием и утратой должности»; служебные возможности часто порождают состояния «девиации нравственности» и «отчуждения от населения», а иногда и «профессионального выгорания»; необходимость подчинения, исполнительность и нормативность формируют социально-психологическое состояние «когнитивного диссонанса самосохранения».Выявлены социально-психологические состояния и консонантного вектора: это «высокая статусная престижность», «стремление принести пользу обществу», «патриотическая направленность». Доминирует социально-психологическое состояние - «самосохранение и страх потери статуса».

Подтверждено, что динамика социально-психологических состояний большой социальной группы поясжых людей определяется возрастной детерминантой, изменяющей ее статусно-ролевое положение переходом от одной социальной позиции к другой. Этапы отделения от прежнего окружения и разрыва с прошлым статусно-ролевым положением формируют промежуточное социально-психологическое состояние этой группы, называемое «пустыней бесстатусности». Переход из профессиональной группы в другую социальную группу у большинства пожилых людей сопровождается в основном диссонантными состояниями, связанными с «потребностью в присоединении», «приобретенной беспомощностью», «депрессивным реализмом», «отчуждением», «социально-психологичским эйджизмом», как подверженностью оскорбительной демонстрации по отношению к их возрасту. Отмечены и консонантные социально-психологические состояния, отражающие «благосклонное отношение к семье», «социальную интеграцию», «стремление трудиться». Доминирует социально-психологическое состояние «депрессивного реализма».

Уточнено, что длительное пребывание большой социальной группы в социально-психологических состояниях диссонантного вектора является негативным фактором изменения групповых и личностных свойств.

Установлен структурно-преобразовательный потенциал социально-психологического состояния большой социальной группы, который может принимать различные виды в зависимости от уровня развития социально-психологических состояний. Нами выделено четыре разновидности такого потенциала: мировоззренческий, реформаторский, реорганизаторский, перераспределительный. Высокий уровень развития социально-психологического состояния характеризуется гармоничным сочетанием всех видов этого потенциала.

7. Выявлены социально-психологические, когнитивные, организационно-управленческие закономерности и механизмы оптимизации социально-психологических состояний.

Социально-психологические закономерности формирования оптимального социально-психологического состояния связаны с согласованием социальных установок, снимающих когнитивный диссонанс; признанием процесса социального взаимодействия движущей силой развития групповой субъектности не только внутри социальной группы, но и за ее пределами; постоянной интерпретацией смысла и значения изменения статусно-ролевой позиции; с осознанием принадлежности к группе как некоему надындивидуальному целому; с выстраиванием нравственной «Мы-концепции» группы и позитивных ожиданий без нарушения временной перспективы.

Когнитивные закономерности оптимизации социально-психологических состояний больших социальных групп раскрывают закономерности восприятия группой своего состояния и построения образа социально-психологического состояния на основании критичного восприятия и анализа, отсутствия или преодоления когнитивного диссонанса, искажающих эффектов только негативного восприятия реальности.

Организационно-управленческие закономерности оптимизации социально-психологических состояний больших социальных групп связаны с заданностью социально-психологических состояний статусно-ролевой позицией большой социальной группы; состоят в обеспечении максимального соответствия потребностей большой социальной группы возможностям статусно-ролевой позиции для сохранения в обществе стабильности. Социально-психологические состояния могут развиваться как оптимальные, при условии эффективного государственного и муниципального управления.

Представленная теоретическая концепция развития социально-психологического состояния больших социальных групп общества включает систему алгоритмов, механизмов, а также условий и факторов, обеспечивающих оптимизацию социально-психологических состояний. Разработан социально-психологический мониторинг оценки и сопровождения социально-психологических состояний. Все это является существенным вкладом в развитие нового научного направления: «исследование социально-психологических состояний больших социальных групп».

Практическая зна чимостьрезул ьтатов иссл едования

Разработанная научная концепция в ее теоретическом и прикладном аспектах способна обеспечить адекватную оценку и своевременную коррекцию динамики и содержательной стороны социально-психологических состояний больших социальных групп для обеспечения стабильности общества. Она фокусирует внимание исследователей на проблемы больших социальных групп; «реанимирует» осознание предмета труда политиков,

одна из составляющих которого - состояние народа, в том числе социально-психологическое; позволяет выстроить комплексную систему социально-психологического сопровождения процесса принятия важных управленческих решений, упреждающих развитие диссонантных, неудовлетворительных социально-психологических состояний больших социальных групп.

Разработанная типология социально-психологических состояний больших социальных групп, содержательная сторона социально-психологических состояний и ее аксиологический аспект позволяют обоснованно проводить социально-психологическую паспортизацию больших социальных групп в рамках деятельности служб социальной защиты населения, а также политических, юридических, педагогических, медицинских и других направлениях, осуществляющих воздействие на социальное и профессиональное поведение представителей больших социальных групп; активизировать субъектные свойства больших социальных групп.

Результаты исследования послужили научно-методической основой для разработки соискателем учебно-методического пособия «Социально-психологические закономерности, способствующие оптимизации социально-психологических состояний» и новых программ учебных курсов «Психология управления», «Психология профессиональной деятельности», «Кадровый менеджмент», «Технологии социально-психологического развития личности и группы».

Апробация и внедрение результатов исследования Материалы исследования обсуждались на заседаниях кафедры акмеологии и психологии профессиональной деятельности РАГС при Президенте РФ, кафедры социологии и психологии ДВАГС, на методических семинарах, круглых столах и презентациях, среди которых межрегиональные научно-практические конференции, симпозиумы: «Государственная служба: состояние и проблемы функционирования» (Хабаровск, 1996г.); «Формирование органов местного самоуправления на Дальнем Востоке: опыт, проблемы, перспективы» (Хабаровск, 1997г.); «Власть и общество: опыт, проблемы и перспективы взаимодействия» (Хабаровск, 1998г.); «Социальная зашита населения» (Берлин, 1998г., Париж, Лион, 1999г.); «Устойчивое развитие Востока России: проблемы и поиски решений» (Хабаровск, 1999г.); «Практическая психология обществу» (Хабаровск, 2000г.); «Социальное самочувствие пожилых людей» (Хабаровск, 2000г.); «Качество жизни и Российское предпринимательство» — III Всероссийская научно-практическая конференция (Москва, 2001г.); «Молодежь - три жизненных ситуации» (Хабаровск, 2001г.); «Социальная политика на Востоке России: проблемы и перспективы» (Хабаровск, 2001 г.); «Власть и общество: итоги десятилетия и перспективы развития» (Хабаровск, 2001г.); «Беспризорное детство»

(Хабаровск, 2002г.); «Социально-психологические состояния предпринимателей, прошедших стажировку в США» (Хабаровск, 2002г.); «Ценностные ориентации и социально-психологические состояния студенчества» (Хабаровск, 2003г.); «Акмеология: личностное и профессиональное развитие» — международная научная конференция (Москва, 2004г.)

Аналитические записки, содержащие выводы и рекомендации диссертационного исследования, неоднократно являлись основой для подготовки управленческих решений в федеральных, региональных и муниципальных органах исполнительной и законодательной власти. Большинство выносимых на защиту положений диссертации использовалось для подготовки методологических и программно-методических материалов работниками администраций органов государственной власти и муниципального управления Дальневосточного федерального округа. Основные теоретические положения и результаты диссертационного исследования получили поддержку научной общественности, руководителей и органов государственной власти и муниципального управления, аппарата Полномочного представителя Президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе; отмечены почетной грамотой и премией Губернатора Хабаровского края в 2003г. Результаты настоящего теоретико-экспериментального исследования прошли апробацию в нескольких научно-исследовательских работах для органов государственного и муниципального управления, направленных на оптимизацию системы управления под руководством и с участием соискателя. Выполнено 15 хоздоговорных и 5 госбюджетных НИР, 9 из которых депонированы: «Социальное самочувствие пожилых людей Хабаровского края»; «Молодежь Хабаровского края»; «Основные направления адаптации на рынке труда и трудоустройства граждан, особо нуждающихся в социальной защите»; «Разработка программы социально-экономического развития муниципального образования «Смидовичский район ЕАО»; «Детская беспризорность в Хабаровском крае: состояние и проблемы»; «Кадры»; «Социально-психологические состояния беспризорных и безнадзорных детей в Хабаровском крае»; «Бизнесмен» и др., в которых соискатель в течение семи лет выступал в качестве исполнителя, ответственного исполнителя и научного руководителя. Под руководством соискателя защищено 26 дипломных работ в Дальневосточной академии государственной службы по тематике, связанной с оценкой состояний предпринимателей, пожилых людей, молодежи, государственных и муниципальных служащих, в 2004 г. защищена кандидатская диссертация по теме: «Личностные особенности людей, склонных к бродяжничеству (на примере подростков)». Материалы исследований социально-психологических состояний молодежи были использованы для подготовки программы «Молодежная политика в

Хабаровском крае» (2002г.). Теоретико-экспериментальные исследования, результаты которых отражены в диссертации, поддерживались грантом Независимого института социальной политики № 02-2-01 и представлены в проекте, ассистентом которого являлся соискатель. Результаты многолетних исследований (1997-2004гг.) представлены в публикациях, в том числе монографиях, брошюрах, статьях и тезисах общим объемом 115,16 п.л.

Основные положения, выносимые на защиту

1. Социально-психологическое состояние большой социальной группы выступает как интегральное системное надындивидуальное психологическое образование, представляющее собой целостный образ отражения групповым сознанием ценностных ориентации, социальных стереотипов, установок и ожиданий, предопределенных статусно-ролевой позицией группы и проявляющихся в его рациональных, эмоциональных, бессознательных и волевых компонентах.

На формирование социально-психологического состояния определяющее влияние оказывают значимые для большой социальной группы изменения ее статусно-ролевой позиции, которые выражаются в диапазоне от статусных рассогласований (несоответствие социальных ожиданий положению группы в многомерной системе стратификации, например, низкий уровень дохода и высокий уровень квалификации) до статусной кристаллизации (согласованность и соответствие социальных ожиданий положению группы). Длительное пребывание социальной группы в рамках определенного социально-психологического состояния под влиянием так называемого кумулятивного эффекта (постепенного накопления малозаметных изменений) существенно изменяет социально-психологическое свойства группы и индивидуально-личностные свойства представителей этой группы. Осознание и оценка образа и динамики социально-психологических состояний позволяют большой социальной группе строить реальную картину мира и определять свое место в нем; в периоды радикальных социально-экономических преобразований осознание своего социально-психологического состояния не позволяет большой социальной группе потерять смысл и цели жизнедеятельности и не утратить чувства уверенности в завтрашнем дне.

2. Социально-психологическое состояние большой социальной группы, по своей природе есть духовное социально-психологическое образование, которое оказывает значительное влияние на жизнь людей, их практическую деятельность, проявляясь в повседневном общении, в отношениях людей и в отношении их к своей «Мы-концепции», в зависимости от статусно-ролевой позиции в обществе. Оно предопределяет направленность и напряженность индивидуально-личностных психических состояний представителей этой группы. По способу реализации своих основных функций (отражения,

регулирования, интеграции, оценочной, защитной, компенсаторной, рефлексивной, эвристической, познавательной) социально-психологическое состояние большой социальной группы - это социально-психологическое явление высокого уровня обобщенности, которое в целостном образе, интегрируя результаты соотношения потребностей группы и возможностей статусно-ролевой позиции, побуждает к развитию субъектных свойств группы. По социальной направленности социально-психологическое состояние большой социальной группы является нравственно-этическим образованием, которое зависит от направленности государственной политики, ее справедливости и гуманности.

3. Социальная направленность, являясь главным объективным критерием оценки социально-психологических состояний больших социальных групп, определяется соотношением «опредмеченных» экспектаций и возможностей их реализации в рамках статусно-ролевой позиции во имя развития большой социальной группы как социального субъекта. Критерий удовлетворенности субъективен и может порождать неадекватность в оценке социально-психологического состояния.

Показателями динамики социально-психологического состояния большой социальной группы являются изменения ценностных ориентации, социальных ожиданий, социальных установок, социальных стереотипов, переживаний в зависимости от преобразований ее статусно-ролевой позиции.

Уровни развития социально-психологического состояния большой социальной группы связаны с уровнями его осознания: перцептивным (отражение под задачу познания); вербальным (объективированное, обсуждаемое знание); образным (осознание, посредством которого перед субъектом выступает целостное содержание состояния, связанное с переживанием и предстает как сплав рационального, эмоционального, бессознательного и волевого компонентов сознания). У детей и подростков, еще не способных глубоко анализировать и осознавать особенности своего статусно-ролевого положения, уровень развития социально-психологических состояний - перцептивный. Поэтому такие состояния еще синкретичны, расплывчаты. У предпринимателей, молодежи, государственных и муниципальных служащих, а также пожилых людей, способных к независимым суждениям, анализу и самоосознанию, социально-психологические состояния вербализованы и образны, что способствует активизации функций социально-психологического состояния и созданию условий проявления субъектных свойств больших социальных групп.

4. Теоретическая модель социально-психологического состояния большой социальной группы отражает целостность социально-психологического состояния и структурно отражается соотношениями многомерного статусно-ролевого положения группы как совокупности

социоэкономических показателей в системе координат общества, прав и обязанностей, социальных ролей и ожиданий, определяемых нормами и институтами, шкалами престижа, стиля жизни и «Мы-концепции» группы, включающей три сферы: «смысложизненную» (групповые идеалы, мотивы, наполняющие смыл жизни и определяющие не только потребности, но и целостный и ценностный способ самовыражения и интенствность взаимодействия с жизнью); «жизнедеятельностную» (самоосознание своего социально-экономического уровня через сравнительную оценку «цены» своего статусного положения и реализацию актуальных идеалов); «совпадающую» (выбор реальных моделей «совладания» через оправдание статусных различий, социальное соперничество, социальную креативность или выход их группы). Уровень согласования этих соотношений и особенности разрешения противоречий между ними обусловливают направленность социально-психологического состояния и степень субъективной удовлетворенности-неудовлетворенности большой социальной группы.

Алгоритм развития социально-психологического состояния большой социальной группы построен на основе теоретической модели и когнитивных закономерностей самоосознания группой положения в структуре общества через механизмы отражения, социального представления, формирования образа состояния, оценку и сравнение с другими состояниями, создание установки и формирование знака переживаний, активизацию совпадающих стратегий.

5. Формирование оптимальных социально-психологических состояний больших социальных групп, понимаемых как состояния, в которых человек или группа оказываются способными актуализировать или реализовать свой природный потенциал субъектности, обеспечивается рядом объективных и субъективных условий, способствующих максимальному сближению потребностей и ожиданий группы и возможностей ее статусно-ролевой позиции, а также сонаправленных и сопряженных социально-психологических, социально-экономических, социально-политических факторов позитивной социальной динамики, научно-обоснованного управления жизнедеятельностью больших социальных групп, улучшения качества их жизни.

6. Социально-психологические состояния больших социальных групп динамичны, что проявляется в изменении показателей, развитии и перспективе изменений. Динамика социально-психологических состояний больших социальных групп имеет двойной генез: внутренняя динамика отражает возникновение, развитие и угасание состояния, внешняя -взаимовлияние, взаимодействие факторов внешней социально-экономической среды и аксиологических показателей группового сознания. Она проявляется в отражении реальной жизнедеятельности группы; опосредованном осознании причин и следствий изменения статусно-ролевой

позиции; наличии и изменении поляризованных векторов направленности состояний; различных соотношениях бессознательного, рационального, эмоционального и волевого компонентов сознания в зависимости от возрастных, инновационных, рискосодержащих признаков социальных групп; девиации ценностных ориентации, социальных установок, разрушении прошлых и формировании новых стереотипов; различной степени удовлетворенности социальных ожиданий. Это придает качественное своеобразие социально-психологическим состояниям и позволяет классифицировать их по направленности, удовлетворенности, особенностям переживаний, уровням развития (особенностям когнитивного анализа, качествам обобщающего образа). Развитие диссонантных и консонантных социально-психологических состояний свидетельствует о прогрессивно-регрессивном движении. Наиболее устойчивы консонантные социально-психологические состояния, характеризущиеся гармоничным сочетанием удовлетворенности группы своим статусно-ролевым положением и позитивными проявлениями компонентов групповой психики. Относительно устойчивое социально-психологическое состояние и его позитивная динамика возможны только при приближении к статусно-ролевому идеалу, интегрирующему активность членов группы в направлении, не противостоящем интересам и потребностям этой группы.

Большая социальная группа может иметь одновременно несколько социально-психологических состояний. Эта конвергенция свидетельствует о том, что социально-психологические состояния чаще всего смешаны, соединены с другими, и их внутренняя динамика взаимосодействия «выстраивает иерархию» зависимостей и доминирования, выделяя ведущее. Поэтому каждая социальная группа имеет свое отличительное доминирующее (актуальное) социально-психологическое состояние: беспризорные дети и подростки - социально-психологическое состояние «искаженной идентификации»; группа молодежи - социально-психологическое состояние «когнитивного диссонанса»; предприниматели — «воинствующего оптимизма»; государственные и муниципальные служащие - социально-психологическое состояние «самосохранения и страха потерять статус»; пожилые — социально-психологическое состояние «депрессивного реализма».

7. Оптимальные социально-психологические состояния больших социальных групп - основа стабильности и прогресса общества, поскольку они активизируют субъектность этих групп. Поэтому основные социально-психологические закономерности формирования оптимальных социально-психологических состояний большой социальной группы связаны не только с позитивными возможностями статусно-ролевой позиции группы, но и с активизацией ее социальной субъектности; осознанием принадлежности к группе как некоему надындивидуальному целому; выстраиванием

нравственной «Мы-концепции», согласованием социальных установок и позитивных ожиданий.

Когнитивные закономерности оптимизации социально-психологических состояний больших социальных групп раскрывают особенности восприятия группой своего состояния и построения его образа с учетом преодоления противоречий, связанных с исключением искажающих эффектов одностороннего, негативного восприятия; снижением остроты социальной неприемлемости; кажущейся более тесной связи детерминирующих факторов; стремления к немедленной и некритичной категоризации.

Организационно-управленческие закономерности оптимизации социально-психологических состояний больших социальных групп связаны с высокоэффективной деятельностью органов власти, способной «задавать» такие социально-психологические состояния, которые обеспечат максимальное соответствие потребностей большой социальной группы при условии активизации ее субъектных свойств. Организационно-управленческие закономерности отражают взаимосвязи управленческой и акмеологической культуры государственных и муниципальных служащих и способности к прогнозу последствий принимаемых ими решений, которые сказываются на социально-психологических состояниях больших социальных групп.

Единство аффективных и интеллектуальных процессов, а также их связь с социально-психологическими особенностями больших социальных групп, включая возрастные, профессиональные, психофизиологические, психические и другие, порождают различные переживания. У детей -беспризорных и подростков доминируют гедонистические переживания; у молодежи - к гедонистическим добавляются ценностные переживания; у группы предпринимателей доминируют творческие, у служащих — реалистические и ценностные, у группы пожилых — преобладают реалистические переживания.

Системный эффект оптимизации социально-психологических состояний больших социальных групп невозможен без осуществления мониторинговой оценки. Программно-целевая направленность социально-психологического мониторинга оценки и сопровождения социально-психологических состояний больших социальных групп в социальном пространстве связана с воссозданием целостной картины динамики свойств, специфических особенностей, потребностей групп в рамках их статусно-ролевых позиций.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованной литературы и приложений, содержащих

материалы научных исследований, результаты обработки полученных эмпирических данных.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

С. Московичи, исследуя социальные проблемы общества и его стратификацию, считал, что большие социальные группы определяют структуру общества, являются его «эмоциональной температурой» и мощной составляющей политических электоратов, массовых протестных действий и борьбы за гражданские права, различных общественных движений, что с очевидной необходимостью вызывает потребность их изучения во всех проявлениях. Именно в больших устойчивых группах формируются социально значимые черты человеческой психики: на этом макросоциальном уровне создаются исторически конкретные социальные нормы, ценности и установки, производятся материальные ценности, происходит вечное пересоздание и преобразование самих себя на фоне неравного статусного положения. Большие социальные группы, являясь структурной основой общества, отличаются друг от друга своими специфическими свойствами и социально-психологическими состояниями.

Если исходить из предопределенности траектории жизнедеятельности большой социальной группы внешними факторами, то идея С. Московичи о том, что «состояние общества задано, психическое из него вытекает», позволяет поставить вопрос о природе социально-психологического состояния и генезисе этой проблемы.

Ответ на этот непростой вопрос связан со сложно решаемыми проблемами социальной детерминации: является ли человек и большая социальная группа в своей социальной сущности продуктом или «слепком» своего окружения или они творят его; психологическое есть результат социального влияния или же социальные явления суть отражения психологических закономерностей; какой логике отдать предпочтение: социальному конструированию личности или конструированию личностью и группой «поля социального».

Высокий темп современных социальных изменений в различных областях общественной практики, нарастание количества неопределенных социальных ситуаций, ранее не возникавших, породили социальную реальность, определяемую как социальная нестабильность, которая неминуемо предъявляет повышенные требования к человеку и группе в плане активности. Исследования свидетельствуют о наличии у человека двух ведущих мотивов активности: самоусиления и самопознания, а глубинная субъектность проявляется во внимании и контроле над действительностью (в том числе над собственными мотивами и чувствами),

изменением своего образа жизни. Следовательно, примирение методологических противоречий возможно в признании особенностей большой социальной группы как продукта своего окружения и одновременно - творца своей жизни. Этот вывод учитывался при построении теоретической модели социально-психологического состояния большой социальной группы.

Социально-психологическое состояние задается статусно-ролевой позицией группы в обществе, проявляется в непосредственном отражении через бессознательные, рациональные, эмоциональные и волевые компоненты осознания условий статусно-ролевой позиции и предстает как интегральный образ переживания соотношения потребностей группы и возможностей их удовлетворения в рамках этой статусной позиции. Социально-психологическое состояние должно быть осознанным, поскольку в процессе формирования такого состояния требуется оценка и сравнение важной информации с «Мы-концепцией» группы и ее составляющими -«смысложизненной», «жизнедеятельностной» и «совладающей» сферами, а также активизация мировоззренческого, реформаторского, реорганизационного, перераспределительного потенциалов группы (рис.1).

Инициирующая роль статусной позиции большой социальной группы в формировании социально-психологического состояния теоретически обоснована обращением к парадигме социокультурного пространства: группа и индивид свободны в своем поведении только в пределах границ статусной позиции (например, потребление ограничено наличием средств), предопределяющей образ жизни. Следовательно, образ жизни большой социальной группы детерминируется статусной позицией и не может быть изменен без смены этой позиции, а варианты поведения (стиль жизни) человек и группа выбирают сами, поскольку они определяются их социально-психологическими особенностями. Таким образом, смена статусной позиции, которая в основном конструируется извне, вносит существенные изменения в образ жизни человека как представителя большой социальной группы, изменяет не только социально-психологические свойства этой группы, но и ее социально-психологические состояния.

Изучение этапов становления и сущности социально-психологического состояния большой социальной группы показывает, что с позиций философской мысли состояние как явление характеризуется сосредоточением человека на внутреннем мире через самоосознание и оценку самого себя, своего образа, особенностей личности, системы ценностей, предпочтений, желаний и стремлений. В самоосознании, включающем процессы самопознания, самоидентификации, самоопределения, человек и группа выделяют себя из всего окружающего мира, определяют свое место в ряду природных и общественных событий.

Статусно-ролевая позиция

«Мы-концепция»

Динамика н направленность СПС

Суще-

ствен- Компо- Функ-

ные ненты ции

свойст- СПС СПС

ва СПС

Возможность улучшения качества жизни

Выбор оптимальной стратегии совладания

«Движения» СПС

Развитие СПС

Перспективы СПС

Социально-психологические процессы и свойства группы

Рис.1. Теоретическая модель социально-психологического состояния (СПС) большой социальной группы

Социально-психологическое состояние, отработанное самоосознанием, предстает как итог познавательных реконструкций в групповом, надындивидуальном сознании.. Генезис социально-психологического состояния в философии раскрывается через представление о том, что такое состояние необходимо для отработки четко организованной и связанной картины мира и места человека в этом мире, поскольку иначе человечество не было бы способно к целенаправленным и последовательным действиям. С позиций психологии социально-психологическое состояние представляет собой систему организации психических процессов или некий фон, на котором развиваются психические процессы и изменяются свойства личности и группы; они включают представления о мире и о себе; общественно-психологические и индивидуально-психологические состояния различаются происхождением, развитием и проявлениями. В рамках когнитивной психологии представляется, что состояние формируется через создание «образа» и программы действия, медиаторы которых выступают как двигатели душевной жизни через смыслообразование и смыслообоснование действий, что помогает человеку в познании своего состояния. Психологи отмечают, что падение надежд и ожиданий означает возрастание опасности доминирования социально-психологических состояний, в которых компонент бессознательного может занять существенное место. Социальные психологи подчеркивают важную роль социальных представлений в формировании, а также наличии взаимодинамики социально-психологических состояний и социально-экономических изменений общества. Социологи считают, что состояние общества и больших социальных групп отражает социальные изменения в социальном пространстве. Статусная позиция (в рамках структуралистской парадигмы) означает место большой социальной группы в социальном пространстве, наделенное определенным статусом, который, в свою очередь, включает права, обязанности, ограничения, ответственность, формы и объемы материального и морального вознаграждения, нормы поведения. Социальный статус, отражая положение человека в определенной социальной структуре, фиксирует его социально-психологическое состояние в конкретном интервале времени. Устойчивость социального статуса определяется степенью кристаллизации социального статуса: чем больше согласованы доходы, профессия, образование и этническая принадлежность, тем выше статусная кристаллизация, тем устойчивее социально-психологическое состояние.

Все это позволило сделать вывод о том, что главная методологическая предпосылка изучения динамики социально-психологического состояния большой социальной группы связана с пониманием его как целостного изменяющегося социально-психологического явления, отражающего через

рациональные, бессознательные, эмоциональные и волевые компоненты группового сознания степень соответствия потребностей группы возможностям ее статусно-ролевой позиции.

Алгоритм формирования социально-психологического состояния большой социальной группы был установлен соискателем теоретически; в основе его лежит идея о признании ведущей роли социальных представлений в групповом осмыслении реальности. В связи с этим, алгоритм социально-психологического состояния большой социальной группы включает последовательную цепь развития психических процессов социального представления: от получения информации об изменениях статусно-ролевой позиции, сравнения показателей, оценки соотношений по критериям направленности и удовлетворенности, формирования целостного осознаваемого образа состояния и отношения к нему в переживаниях до создания установки. Этот алгоритм отвечает все более утверждающейся в социальной психологии идее о том, что люди не только стремятся устанавливать правила социальной жизни в реальном процессе межличностного взаимодействия, но и постоянно интерпретируют смысл и значение возникающих интерактивных ситуаций и сложившихся социально-психологических состояний.

Разработанная модель теоретической концепции социально-психологического состояния большой социальной группы и алгоритм развития социально-психологического состояния позволили выделить его существенные характеристики на различных уровнях обобщения:

- всеобщее - системность, интегралыюсть, многоуровневость, целостность;

- особенное - надындивидуальность, динамичность, осознанность;

- единичное - эмоциональность, адресность, образность.

Для измерения социально-психологических состояний большой социальной группы были разработаны критерии, показатели и уровни его развития. Теоретический анализ, рассмотрение практических результатов исследований других авторов позволили соискателю выстроить целостную, динамическую систему соотнесения структурных и функциональных компонентов социально-психологического состояния большой социальной группы с его критериями, показателями и уровнями в рамках предложенной теоретической статусно-ролевой концепции. На рисунке 2 социально-психологическое состояние представлено как динамическая система, включающая структурные (ментальный, ценностный и субъективный), и функциональные (перцептивный, когнитивный, образный) компоненты, критерии и показатели.

Рис. 2. Социально-психологическое состояние как динамическая система

Выявление взаимосвязей между теоретически выделенными критериями, показателями и уровнями социально-психологических состояний проводилось на выборках групп пожилых людей, молодежи и детей (1997, 2000, 2003гг., N=1600) по результатам комплексного исследования, включающего батарею опросных анкет для выявления аксиологических показателей сознания, установок, стереотипов, ожиданий, а также теста «КОСС», тестов Додонова, Шлепецкого, Бартенверфера, оценивающих социально-психологические состояния. Пошаговое сравнение и систематизация результатов по медианному критерию Манна-Уитни подтвердили связь показателей уровня развития социально-психологического состояния большой социальной группы с его критериями и показателями.

Перцептивный - первый уровень развития социально-психологических состояний. Он характеризуется недифференцированной структурной основой, предметно-чувственном уровнем отражения, слабыми причинно-следственными связями. Данный уровень социально-психологических состояний характерен для группы подростков, склонных к бродяжничеству. Их система ожиданий формируется под влиянием асоциального окружения,

приобретенной статусно-ролевой позиции, беспризорности. Анализ характеризуется незрелыми оценками, расплывчатостью сравнений, неадекватностью. Получены значимые различия (по критерию Стьюдента) тестовых результатов контрольной группы и группы безнадзорных детей. Последние характеризуются низким интеллектуальным развитием, блокированием трудовой мотивации и мотивации познания (tK-l=5,13; tK-2=3,45; tK-3==3,31). Эти дети не способны обобщить и выстроить интегральный образ состояния, поэтому их социально-психологические состояния не только синкретичны, размыты, но еще и неадекватны. Так 40% опрошенных детей (при N=256) соотнесли свое текущее состояние с позитивной анкерной ситуацией «Солнышко ласково греет, дует легкий ветерок, и я лежу на зеленой травке»; и только 12,3% - моя жизнь, как «Гром и молнии, сильный ветер сбивает меня с ног, мне холодно и страшно» - по шкале семантической, квантифицированной оценки состояния Бартенверфера. Неадекватность такой оценки подтверждается результатами проективной методики «Hand-test», показавшей наличие у детей группы риска состояний страха, тревоги, боязни (см.табл. 1).

Таблица 1

Сравнительное различие результатов «Hand- test» no критерию Фишера

Состояния / группа «Агрессия» «Страх» «Тревога» «Боязнь»

Контрольная и группа детей, живущих дома фк-1гр.=1,76 при р<0,05 tK-lip.=2,33 при р<0,05 tK-lrp.=3,37 при р<0,01 1к-1гр.=0,29 Незначимо

Контрольная и группа детей, уходящих из дома изредка фк-2гр.=2,56 при р<0,01 tK-lrp.=2,31 при р<0,05 tK-lrp.=2,58 при р<0,01 1к-1гр.=3,16 при р<0,05

Контрольная и группа детей беспризорных <рк-3гр.=2,82 при р<0,05 tK-lrp.=2,36 при р<0,05 tK-lrp.=2,12 при р<0,05 tK-lrp.=2,01 при р<0,05

На самом деле в этом противоречии отражена приобретенная вседозволенность: уход от контроля и воспитания, радость «жителей улицы», в сравнении с тем, что их сильно обижали дома (39% - из них били). Поэтому и дана позитивная оценка детьми своего текущего социально-психологического состояния, в которой доминируют гедонистические переживания.

Вербальный (вербально-смысловой) — второй уровень развития социально-психологических состояний характеризуется логичным анализом,

аргументированным сравнением, но группы не способны выработать эффективные стратегии совладания. Вероятно, что присутствие в их сознании оттормаживающих и диссонатных компонентов блокирует регулятивную, прогностическую и эвристическую функции социально-психологических состояний. Такие состояния свойственны группам молодежи и пожилым людям. На этом уровне социально-психологические состояния имеют различный эмоциональный компонент: у молодежи когорты 17-летних наряду с гедонистическими, отмечаются ценностные переживания; доминирование депрессивных реакций у пожилых людей продуцирует реалистические переживания.

Образный (образно-действенный) — это третий уровень развития социально-психологических состояний больших социальных групп, который проявляется в группах с развитыми мировоззренческим, реформаторским, реорганизационным и перераспределительным потенциалами; на этом уровне активизируются субъектные свойства группы. По полученным нами данным, такой уровень развития социально-психологических состояний свойственен большим социальным группам государственных и муниципальных служащих, а также предпринимателей. Их социально-психологические состояния, детерминированные статусно-ролевыми позициями, хорошо осознаны, адекватны, они порождают ценностные и реалистические переживания у государственных и муниципальных служащих и творческие ~ в группе предпринимателей.

Целостность динамической системы социально-психологических состояний, совокупность и адекватность критериев, показателей и уровней развития этих состояний проверялась в группе муниципальных служащих (N=85) в режиме естественного эксперимента, при грозящем изменении их статусного положения. Анализ данных был произведен по результатам сравнительного исследования группы одних и тех же служащих за 1997 и 2001г. Результаты показали, что уже при появлении угрозы потери статуса формируются неадекватные социально-психологические состояния группы: «когнитивный диссонанс», «страх потери статуса», «относительная депривация», «зеркальное восприятие» (включение общего критерия -«дихотомичность направленности»); опрос показал, что теряет служащий, у которого изменяется статус - это доход, роль, карьера, (включение критерия «статусное рассогласование»); результаты оценки личностного профиля (ММР1), оперативного мышления (краткий ориентировочный тест), стиля общения (Лири) показали ухудшение показателей только у тех, служащих, статус которых рассогласовывался. В первой подгруппе служащие знали, что их статус будет сохранен: в профилях их личности отмечены некоторые улучшения, повышение мотивации достижения, активизация субъектности, повышение результативности деятельности; во второй - служащие ожидали

потерю статуса. Показатели их социально-психологического состояния связаны с построением образа «страха потерять статус», но индивидуально-личностные реакции их разнились: у одних отмечено снижение мотивации достижения, рост пессимизма, у других ухудшение результатов деятельности. При этом существенному изменению подверглись шкалы ММР1: невротического сверхконтроля, пессимистичности, мужественности-женственности, ригидности и социальной интроверсии; отмечено усиление проявления таких типов взаимоотношений, как властно-лидирующий, прямолинейно-агрессивный, снижение сотрудничающе-конвенциального и ответственно-великодушного типов; повышение вектора доминирования (V) и снижение вектора доброжелательности (О), но показатели их количественных изменений индивидуальны. Таким образом, выделенные уровни, критерии и показатели социально-психологического состояния адекватно отражают его особенности, динамику.

Исследования показали, что если структурные компоненты социально-психологического состояния большой социальной группы составляют инвариантные групповые характеристики «Мы-концепции» и ее субъектно-деятельностые качества, то функциональные — это результат высокого уровня обобщенности социальных представлений: от перцептивного, вербального до, целостного образа переживания, содержанием которых выступают «опредмеченные» ожидания группы в соответствии с динамикой статуса этой группы. Это удачно иллюстрирует рисунок 3, на котором показана динамика достоверно значимых и отличимых показателей статусной рекомпозиции больших социальных групп, дифференцированных по возрастному критерию за 6-летний период, связанный с существенными социально-экономическими изменениями в российском обществе.

Наглядно проявляется «обедненность» структурных компонентов «Мы-концепций» представленных групп, активизация потребностей витального плана (дополнительный заработок) и снижение духовного (чтение газет, художественной литературы), неудовлетворенности уровнем жизни социально-психологических состояний. Дезинтеграция ценностей ярко выражена в группах 17- и 60-летних, имеющих слабозащищенный статус.

Группы объединяют терминальные ценности семьи, экономического достатка, но установки и средства, обеспечивающие их, различаются по группам. В больших социальных группах молодежи, детей группы риска и предпринимателей эти ценности не совпадают с социальными установками: декларирование социальной ценности семьи расходится с асоциальными установками (более 70% молодежи не стремятся «узаконить» семейные

Рис. 3. Динамика социально-психологических состояний больших социальных групп, детерминированная возрастными различиями

отношения; 47% одобряют брак по расчету; 71% - близость за оплату, 52,8% - получение взяток; 74% - взять силой или «что плохо лежит», чтобы обогатиться. Группы государственных служащих и пожилых людей эти ценности связывают с моральными нормами гуманизма: выступают за законные семейные отношения; экономический достаток первые связывают со статусной позицией и профессионализмом - 86,3%, вторые - с дополнительным заработком - 73,6%. Несогласованность социальных установок и социальных ожиданий отмечается в группе предпринимателей, молодежи и детей группы риска, что выражается в установлении ими самими правил социальной жизни в реальном процессе межличностного взаимодействия. Социальные ожидания больших социальных групп динамичны по признаку статусной принадлежности, (более оптимистичны у молодежи - 78% и предпринимателей - 96%), по годам: более оптимистичны в 2003 г., (78%, 96%) и менее оптимистичны в 1999 и 2000г. (соответственно 11,6 %; 27 % у молодежи и 30,9 %; 27,8% у предпринимателей).

Разработанная теоретическая модель социально-психологического состояния позволила соискателю выделить совокупность существенных свойств социально-психологического состояния и сделать вывод о том, что социально-психологическое состояние, отражая взаимосвязь

смысложизненной, жизнедеятельностной и совладающей сфер группового сознания, обусловливает развитие большой социальной группы, стимулируя активизацию ее субъектной активности. На рисунке 3 представлены восемь достоверно значимых факторов, выделенные по критерию Манна-Уитни, они включают: «изменение экономического положения группы», «удовлетворенность уровнем жизни», угроза безработицы», «настроение и взгляд в будущее», «безделье в свободное время», «прогноз изменений жизни», «дополнительный заработок», «чтение газет и художественной литературы». В динамике шести лет оказалось, что факторы активности выживания в каждой группе различные: у 17-летних это иллюзорные ожидания - оптимистичный взгляд в будущее в 2003г., у 29-летних - это страх потерять работу и стремление к улучшению экономического положения, у 60-летних - стремление найти дополнительный заработок, но на фоне негативных прогнозов будущего.

Оптимизация социально-психологических состояний больших социальных групп общества является целью гуманного управления и представляет систему воздействий, направляющих развитие социально-психологического состояния большой социальной группы к наилучшему в данных условиях и наиболее благоприятному из возможных вариантов, соответствующих эффективной жизнедеятельности и удовлетворенности ее статусно-ролевых притязаний, а также активизации групповой субъектности. В детерминации социально-психологического состояния большой

социальной группы как социального субъекта есть существенная особенность: С.Л.Рубинштейн писал, что результат воздействия внешних условий жизнедеятельности на состояние группы будет зависеть не только от явления воздействующего, но и от природы и особенностей большой социальной группы. Это значит, что социально-психологические состояния не только детерминируются внешними условиями, но и сами выступают детерминирующим фактором по отношению к внешним условиям. Следовательно, оптимизация социально-психологических состояний может изменять свойства группы, а затем побуждать группу как социальный субъект активно действовать. Согласно этому, внешние условия, детерминирующие социально-психологические состояния больших социальных групп, преломляются через внутренние условия.

Социологические опросы, проведенные на значительном респондентском поле (N=2700) показали, что объективными условиями оптимизации социально-психологических состояний является гармоничная связь совокупности материально-технических реалий, свойственных статусно-ролевым позициям больших социальных групп, и их социальных ожиданий. Среди них социально-экономические условия в нестабильном обществе выходят на первое место, поскольку обеспечивают жизнедеятельностную сферу группы. По результатам оценки качества жизни (N=224) (Вопросник ВОЗКЖ-100, версия «февраль»-1995), было проведено межсистемное сравнение, позволившее сделать несколько выводов. Во-первых, по региональным показателям качества жизни более удовлетворительными оказались такие сферы, как уровень независимости (15,7), социальных взаимоотношений (15,3) и духовная сфера (15,0); наименее позитивными явились четыре сферы: социально-экономическая (11,2), физическая (13,3), психическая (13,8) и окружающая среда (12,6). Во-вторых, социально-экономический фактор вышел на первое место. При этом, если социально-экономические условия обеспечивают максимальное удовлетворение экономических потребностей, то социально-психологические условия - престижность статуса и развитость групповой субъектности, социально-политические - стабильность общества, управленческие — максимальный учет потребностей и эффективность в достижении высокого качества жизни групп, приближающемуся к эталону норм гуманного общества, акмеологические возможности максимальной самореализации, саморазвития, самовыражения группы.

Субъективные условия оптимизации таких состояний связаны с наличием единства «Я-» и «Мы-концепций» большой социальной группы, максимальным соответствием притязаний, потребностей и ожиданий этой группы, минимизацией когнитивного диссонанса в условиях выбора, гармоничного сочетания «смысложизненной», «жизнедеятельностной» и

«совладающей» информационных сфер группового сознания. На рисунке 4 представлены гистограммы-конструкты образа оптимального социально-психологического состояния, выявленные в различных группах.

пожилые служащие предприниматели молодежь

Условные обозначения 1 - экономические условия, 2 - престижность, статус, 3 - возможность самореализации, 4 - субъектность

Рис. 4. Гистограммы-конструкты образа оптимального социально-психологического состояния больших социальных групп

Они отражают высокий уровень притязаний групп, при этом ведущим условием оптимальности является удовлетворение экономических потребностей, а затем, - престижность статуса. Если у предпринимателей доминируют потребность самореализации и субъектная активность, у государственных служащих - экономические условия и престижность статуса, то у 17-летней молодежи - возможность самореализации и экономические условия. У пожилых людей взгляд на оптимальное социально-психологическое состояние, прежде всего, связан с экономическими условиями и высоким социальным статусом, условия самореализации и проявления активной позиции снижены почти в два раза

Объективные факторы оптимизации социально-психологических состояний больших социальных групп (социально-экономические, нормативно-правовые, организационно-управленческие) только тогда наиболее эффективны, когда они сонаправлены и сопряжены. Субъективные факторы оптимизации состоят в активизации субъектных свойств и гражданской позиции большой социальной группы, а также в развитии

социальной рефлексии и способности разрешать противоречия. Объективно-субъективные определяются организацией научно обоснованного управления жизнедеятельностью общества в целом и больших социальных групп, в частности.

Известно, что оптимальное состояние находится в диапазоне социально одобряемых состояний континуума: от нежелательных, негативных до позитивных. В диссертационной работе показано, что континуум социально-психологических состояний в рамках предлагаемой теоретической концепции должен быть обозначен и классифицирован, адекватно природе этих состояний. Поскольку социально-психологическое состояние возникает, по данной концепции, как при отсутствии, так и при наличии противоречий («консонанс-диссонанс») в статусно-ролевой позиции большой социальной группы, то логичным было назвать производные социально-психологические состояния - консонантными и диссонантными. (Термины «консонанс» и «диссонанс» используются в рамках теории когнитивного диссонанса Л. Фестингера). Оптимальное социально-психологическое состояние связано с консонантными и отличается гармоничным сочетанием условий и факторов, развивающих большую социальную группу и приносящую ей удовлетворение. Диссонатные социально-психологические состояния связаны с наличием дисгармонии и противоречивости статусно-ролевой позиции и вносят дестабилизирующие изменения в жизнедеятельность большой социальной группы. Результаты диссертационного исследования показали, что в период нестабильности общества, когда деформируются статусно-ролевые позиции больших социальных групп, преобладают диссонансные социально-психологические состояния, связанные с затрудненной нравственной оценкой образа мира, неопределенностью социальных ориентиров, активизацией негативных составляющих социальных ожиданий, ослаблением субъектных позиций большой социальной группы. Проведенный частотный анализ смысловых единиц 65 социально-психологических состояний (N=100 по каждой группе) показал, что жизнедеятельность большой социальной группы сопровождается несколькими диссонантными социально-психологическими состояниями и консонантными, при этом частота выделения диссонатных значительно превосходит последние. Так, у детей, склонных к бродяжничеству и беспризорных, отмечаются (по результатам опроса экспертов) диссонантные состояния «искаженной идентификации» (98,7%), связанной с отсутствием самоинициации социальных действий: учеба, труд, отдых; «реактивного сопротивления» (86,5%) - социально-психологического состояния, связанного с опасением враждебности социума, детерминированного страхом, боязнью, тревогой; «самосохранения» (79,4%), «вакуума нравственности» (89,5%), «социальной агрессии» (74,5%), «социальной

фобии» (64,3%). Позитивные социально-психологические состояния, выявленные в опросе самих детей: -«реактивное сопротивление» (86,3%), направленное на защиту своего ощущения свободы; «социальная поддержка» (63,5%) внутри группы, «удовлетворенность свободой» (56,3%). Ведущее социально-психологическое состояние - «искаженная идентификация».

У молодежной группы также доминируют диссонантные социально-психологические состояния, но это уже «когнитивный диссонанс» (98,8%) как состояние поиска, «ложный консенсус» (79,0) - состояние, связанное с переоценкой распространенности какого-либо мнения, «относительная депривация» (78,4%) - результат восприятия статусного положения своей социальной группы как худшего по сравнению с положением других социальных групп. Консонантные - «реактивного сопротивления» (69,5%), «социальной поддержки» (72,8%) «акмеологическое» (74,5%). Ведущее социально-психологическое состояние - «когнитивный диссонанс».

У группы предпринимателей преобладают диссонантные социально-психологические состояния: «когнитивный диссонанс» (64,8%), «самосохранение и страх» (96,8%), «деэкспектация» (87,3%) — неоправданность ожиданий; консонантные - «воинствующий оптимизм» (91,4%), оптимистическая мобилизация, «акмеологическое» (72,6 %), Ведущее социально-психологическое состояние — «воинствующий оптимизм».

В группе государственных и муниципальных служащих доминируют (по их выбору) следующие консонантные социально-психологические состояния: «социальная толерантность» (77,8%), «социальная фасилитация» (76,5%), «патриотическое» (82,3%), «акмеологическое» (72,6%); отмечены диссонантные: «самосохранения» (83,7%), «когнитивного диссонанса» (68,7%). Ведущее социально-психологическое состояние -«самосохранения и страх потерять статусно-ролевое положение».

У пожилых людей доминируют диссонантные социально-психологические состояния: «аномической депрессии» (54,8%), «депрессивного реализма» (79,3%), «деиндивидуализации» (64,2%), «когнитивного диссонанса» (74.5%), «приобретенной беспомощности» (71,6%), «пустыни бесстатусности» (69,3%), «деэкспектации» (76,3%); консонантные: «социальной толерантности» (73,4%). Ведущим является социально-психологическое состояние «депрессивного реализма».

Социально-психологические закономерности оптимизации социально-психологических состояний связаны основным законом максимального сближения потребностей и ожиданий группы со статусно-ролевыми возможностями и ограничениями. Для этого важно изучение больших социальных групп в контексте их реального существования, выявление их.

потребностей, социально-психологических свойств, возможностей субъектной активности, поиск ориентиров стабильности и одновременно возможностей изменения образа жизни.

Исследование социально-психологических закономерностей развития оптимального социально-психологического состояния показало, что проблемность осознания удовлетворенности своим социально-психологическим состоянием в каждой большой социальной группе обусловлена конфликтом надындивидуального группового сознания и стремительно предлагаемых и реализующихся новых социальных схем. В группе пожилых людей это связано с доминированием стереотипов и депрессивного элемента сознания, вызванного деформацией статусных позиций; у молодежи — с несформированностью ценностных ориентации современного общества и наличием «раздвоенного сознания» до 2000г. и свойственным максимализмом в 2003г., у предпринимателей - с противоречием групповых установок и стереотипов неприятия социумом их экономического превосходства, у государственных и муниципальных служащих - еще и неприятием их статусной престижности; у детей группы риска - инверсией и блокированием социальных норм.

Формирование оптимального социально-психологического состояния определяется достаточным уровнем сформированности всех компонентов этого состояния. Обнаружено, что побудительная составляющая активизации субъектных свойств в оптимальном социально-психологическом состоянии несколько изменена. Если в диссонантных социально-психологических состояниях активизирующей составляющей является существенное изменение статусно-ролевой позиции, не отвечающее ожиданиям, изменяющее стереотипы, ухудшающие качество жизни, то в оптимальном состоянии статусно-ролевая позиция должна активизировать акмеологические механизмы, побуждающие к движению и развитию. Расширение своего жизненного пространства и своего места в социуме, возможно только при понимании и осознании социально-психологических состояние той группы, с которой человек себя идентифицирует. Социально-психологические состояния дают информацию о социальной группе не только как «носителе» ценностей, но и как активном, борющемся социальном субъекте с противодействием двух сил - реальности и идеала своего социально-психологического статуса. Это важно потому, что благодаря саморегуляции социального субъекта, «купируются» негативные состояния, что также способствует оптимизации социально-психологических состояний больших социальных групп.

Когнитивные закономерности формирования оптимальных социально-психологических состояний проявляются в формировании установки на эталон-образ оптимальности для каждой группы, глубоком познании и

адекватном отражении текущего социально-психологического состояния; выявлении уже на уровне перцептивного отражения значимости изменяющихся параметров статусно-ролевой позиции группы; в установке на критичное восприятие информации.

Организационно-управленческие закономерности формирования оптимальных социально-психологических состояний больших социальных групп общества связаны с тем, что эти состояния преднамеренно или непреднамеренно задаются властными структурами. Стабильность общества может быть обеспечена формированием консонантных и оптимальных социально-психологических состояний больших социальных групп. Закономерно взаимосодействие эффективности управления и социально-психологических состояний больших социальных групп: успешность и эффективность государственного управления отражается в динамике состояний; осознание группой своего социально-психологического состояния способствует развитию экономического сознания и соответствующего социального поведения.

Опираясь на закономерности развития, разработанную модель и алгоритм социально-психологических состояний, а также учитывая анализ реальных социально-психологических состояний современного российского общества, соискатель предлагает введение социально-психологической мониторинговой оценки и сопровождения социально-психологических состояний больших социальных групп, что позволит прогнозировать последствия принимаемых управленческих решений и их влияние на статусно-ролевые позиции больших социальных групп, своевременно корректировать силу детерминирующих факторов и условий, улучшая социально-психологические состояния больших социальных групп.

В заключении обобщены результаты проведенной работы, сформулированы общие выводы и намечены перспективы дальнейших исследований.

Основные выводы диссертационного исследования сделаны на основе полученных теоретических и эмпирических результатов, подтверждающих выдвинутые гипотезы о том, что динамика социально-психологических состояний больших социальных групп выражается в групповом осмыслении реальности и формировании социальных представлений в ответ на изменения статусно-ролевой позиции.

Социально-психологическое состояние является результатом отражения групповым сознанием статусной позиции в структуре общества, содержательно-структурные характеристики и уровень развития которого обусловлены потребностно-мотивационной сферой, а также его производными: ценностными ориентациями, социальными установками, социальными ожиданими, социальными стереотипами, когнитивными, операциональными

и эмоциональными компонентами сознания, параметрами волевой регуляции.

Показано значение интегративного подхода в изучении социально-психологических условий больших социальных групп с учетом их возрастных, профессиональных, рискосодержащих особенностей и различий. Предметно-онтологический анализ этого социально-психологического явления подчеркнул его значение. Социально-психологические состояния формируется в социальном пространстве группового субъекта, каким является большая социальная группа: сопровождает процессы ее жизнедеятельности, способствует самопознанию, активизирует субъектные свойства группы, что придает уверенность группе. Являясь целостным индикатором эффективности государственной политики, оптимальные социально-психологические состояния способствуют принятию адекватных решений, соответствующих потребностям и притязаниям каждой социальной группы.

Анализ места и роли социально-психологического состояния среди других социально-психологических явлений в жизнедеятельности группы показал следующее:

— социально-психологическое состояние является интегративной социально-психологической характеристикой группы, отражающей ценностные ориентации, социальные установки, социальные стереотипы, социальные ожидания, предопределенные статусно-ролевым положением группы в структуре общества;

-теоретическая концепция социально-психологических состояний позволила выделить критерии, показатели и уровни исследования социально-психологических состояний больших социальных групп; наиболее полная оценка дается с помощью интегративного критерия удовлетворенности, который свидетельствует об отсутствии статусно-ролевых рассогласований, что обеспечивает развитие консонантных социально-психологических состояний больших социальных групп.

Теоретическая модель статусно-ролевой концепции социально-психологических состояний больших социальных групп, отражающая динамику изменений СПС в зависимости от изменений социально-психологического статуса, является инновационной моделью. В модели отражены основные информационные сферы, интегрирующие смыслы и значения, а также их интегрирование в целостный образ социально-психологического состояния. Показаны алгоритм и уровни развития социально-психологического состояния. Выделены консонантные и диссонантные социально-психологические состояния.

Эмпирические исследования подтвердили теоретические и практические выводы диссертационной работы. Получено эмпирическое

подтверждение всеобщих, особенных и единичных свойств социально-психологических состояний.

Выявленные закономерности, условия и факторы развития консонантных социально-психологических состояний обеспечивают возможность анализа и прогноза этих состояний.

Показано, что оптимизация социально-психологических состояний предполагает максимальное сближение потребностей больших социальных групп и возможностей их статусно-ролевой позиции. При этом статусно-ролевые характеристики должны быть адекватны потребностям, а взаимодействие наличных статусов консистентным. Доказано, что длительное пребывание в том или ином социально-психологическом состоянии приводит к существенным изменениям групповых и личностных свойств.

Разработанные концептуальные основы позволяют осуществлять оценку социально-психологических состояний больших социальных групп на основе критериев и показателей, которые в целом отражают направленность, специфические особенности ценностных ориентации группы, ее ожиданий, установок и стереотипов. Разработанный методический инструментарий, накопленный феноменологический и статистический материалы могут быть использованы как в диагностической, так и пропедевтической работе в системе профессиональной подготовки управленческих кадров.

В целом теоретико-методологические выводы и практические результаты свидетельствуют о перспективности нового направления социальной психологии - изучения социально-психологических состояний больших социальных групп на основе их статусно-ролевой динамики. Можно предполагать в ближайшем будущем рост интереса к этому направлению в теоретическом и экспериментальном планах. Особенно важно это для составления различных программ социально-экономического, социокультурного развития больших социальных групп общества. В связи с этим перспективным направлением исследований будет развитие социально-психологической теории больших социальных групп как социального субъекта, способного под воздействием социально-психологических состояний изменяться в позитивном направлении и воздействовать на эти состояния. Таким образом, выполнено системное междисциплинарное исследование, имеющее результатом решение актуальной проблемы, обоснования, разработки и реализации теоретической концепции основ нового научного направления динамики социально-психологических состояний больших социальных групп.

Основное содержание диссертации и результаты исследования отражены в следующих публикациях автора.

Монографии

1. Социально-психологические состояния больших социальных групп: статусно-ролевая парадигма. Хабаровск: ДВАГС, 2002. - 23,0 п.л.

2. Динамика социально-психологических состояний больших социальных групп. М.: РАГС, 2004. - 22,0 п.л.

3. Социально-психологические состояния пожилых людей. Москва-Хабаровск: ДВАГС, 1999. - 3,5 п.л.

4. Социально-психологический портрет молодежного актива региона Хабаровск: ДВАГС, 2000. - 2,0 п.л. (Совместно с Н.М. Байковым).

5. Воинствующий оптимизм социальной группы предпринимателей. Москва-Хабаровск: ДВАГС, 2001.-3,5 п.л.

6. Статусно-ролевая парадигма как модель изучения социально-психологических состояний больших социальных групп. Москва-Хабаровск: ДВАГС, 2001,- 4,7п.л.

7. Социально-психологические состояния подростков: статус беспризорности. Москва-Хабаровск: ДВАГС, 2002. - 2,7 п.л.

8. Когнитивный диссонанс самосохранения социальной группы государственных и муниципальных служащих. Москва-Хабаровск: ДВАГС, 2002.-4,3. п.л.

9. Социально-психологические состояния как социально-психологические явления. Москва-Хабаровск: ДВАГС, 2002. — 5,9. п.л.

10. Когнитивный диссонанс - ведущее социально-психологическое состояние молодежи. Москва-Хабаровск.: ДВАГС, 2002. - 4,0 п.л.

11. Управленческая команда // Рабочая книга по муниципальному управлению. Хабаровск: ДВАГС, 1998. - 4,0 / 2,81 п.л. (Совместно с Н.М. Байковым).

12. Социально-психологические состояния пожилых людей // Социальное самочувствие пожилых людей в регионе. — Хабаровск.: ДВАГС, 1999. - 3,2 / 1,6 п.л. (Совместно с Н. М. Байковым).

13. Безнадзорное детство: основные характеристики и детерминирующие факторы // Беспризорное и безнадзорное детство в региональном измерении (опыт комплексного анализа). Хабаровск: ДВАГС, 2002. — 6,4/2,44 п.л. (Совместно с Н.М. Байковым и Ю.В. Березутским).

14. Социально-психологические состояния беспризорных и безнадзорных детей // Детская беспризорность в Хабаровском крае: аналитические материалы. Хабаровск.: ДВАГС, 2002. - 5,7/2,5 п.л. (Совместно с Н.М. Байковым и Ю.В. Березутским).

15. Психологические состояния госслужащих // Оптимизация условий деятельности государственных служащих (эргодизайнерский подход)/ Под ред. А.А.Деркача, Л.А. Кузьмичева. М.: РАГС, 2003. - 6,0 / 0,3 п.л.

16. Социально-психологические состояния как предметная область исследования беспризорного детства. Опыт социально-психологической оценки состояния беспризорных и безнадзорных детей. Деятельность органов государственного и муниципального управления в работе с детьми «группы риска» с учетом их социально-психологических состояний // Детская беспризорность и безнадзорность: состояния и проблемы / Под ред. Н.М. Байкова и Л. В.Кашириной. Хабаровск.: ДВАГС, 2003. - 16,0/4,5 п.л.

17. Ценностно-мотивационный и духовно-нравственный потенциал молодежи // Социальный потенциал сельской молодежи / Под ред. Н.М.Байкова и Ю.В. Березутского. Хабаровск: ДВАГС, 2004. - 8,4 /1,5 п.л.

18. Психологические свойства и профессионально-важные качества, обеспечивающие успешность деятельности в структуре государственного и муниципального управления: Оценка госслужащими условий своего труда // Предметно-пространственная среда в сфере управления / Под ред. Л.Д.Чайновой. М.: ВНИИТЭ, 2003. - 4,6 / 0,65 п.л..

Учебные пособия

19. Управленческая команда и ее социально-психологические состояния // Муниципальный менеджмент: Учебное пособие для вузов. Хабаровск: ДВАГС, 1999. - 8 / 3,3. п.л. (Совместно с Н.М. Горбуновым, Н.М. Байковым и В.Н. Шияном).

20. Социально-психологические закономерности, способствующие оптимизации социально-психологических состояний. Москва-Хабаровск.: ДВАГС, 2002. - 7,2 п.л.

Научные статьи и тезисы

21. Создание управленческой команды - путь к оптимизации управления // Власть и общество: опыт, проблемы и перспективы взаимодействия. Хабаровск: ДВАГС, 1998.-0,31 п.л.

22. Роль регулярных социологических мониторингов в деятельности органов территориального управления // Власть и общество: опыт, проблемы и перспективы взаимодействия. Хабаровск: ДВАГС, 1998. - 0,4 / 0,2 п.л. (Совместно с О.П. Клейковой).

23. Психологические аспекты социальной реабилитации инвалидов // Материалы Первой краевой научно-практической конференции по проблемам реабилитации инвалидов. Хабаровск.: ДВАГС, 1997. - 0,21 п.л.

24. Современные подходы к кадровым проблемам государственной и муниципальной службы // Власть и управление на Востоке России. 1998. № 1. — 0,71 / 0,30 п.л. (Совместно с Н.М.Байковым).

25. Забота о пожилых людях - долг государства // Власть и управление на Востоке России. 1999. № 9 С. 48-58. - 0,71 / 0,30 п.л. (Совместно с Л.К. Золотаревой).

26. Социально-психологические состояния населения как индикаторы его адаптации к социально-психологическим условиям // Власть и общество на Востоке России: итоги десятилетия и перспективы развития: Материалы межрегиональной научно-практической конференции. Хабаровск: ДВАГС,

2001.-0,75 п.л.

27. Предпринимательство и качество жизни: социально-психологические проблемы // Качество жизни и российское предпринимательство: Материалы 3-й Всероссийской Научно-практической конференции. 22-23 ноября. М.: ВНИИТЭ, 2001. - 0,20 п.л.

28. Для нынешних и будущих руководителей / Власть и управление на Востоке России. 2001. №3. - 0,88 п.л.

29. Специфика профессиональной деятельности государственных и муниципальных служащих // Власть и управления на Востоке России. Хабаровск, ДВАГС, - 2001. - 1,00/0,60 п.л. (Совместно с Л.К. Золотаревой, М .А. Сидоровой).

30. Social psychological states as indicators of quality of life ofpopulation (Социально-психологические состояния как индикаторы качества жизни населения) // Personality Versus Authorities and Society. Proceeding of 2 Asian Pacific Interational Congress of Psychologists, On May, 23-26, 2002. — Khabarovsk, Far East, 2002. - 0,34 п.л.

31. Социально-психологические состояния беспризорных и безнадзорных детей // Власть и управление на Востоке России. Хабаровск.: ДВАГС,

2002. - 0,44 п.л.

32. Учет социально-психологических состояний различных групп населения в принятии политического решения // Стратегия развития Дальнего Востока: возможности и перспективы: Материалы региональной научно-практической конференции. Т.2.: Политика и гражданское общество. Хабаровск.: ДВ ГНБ, 2003. - 0,38 п.л.

33. Особенности социально-психологических состояний государственных и муниципальных служащих //Власть и управление на Востоке России. Хабаровск.: ДВАГС, 2003. № 4. - 0,38 п.л.

34. Социально-психологические состояния детской беспризорности: опыт стратификационного анализа: Научный ежегодник. Хабаровск.: ДВАГС, 2003. - 2,31/ 1,80 п.л. (Совместно с Н.М. Байковым).

35. Социально-психологические состояния большой и стабильной социальной группы: теоретическая модель: Научный ежегодник. Хабаровск.: ДВАГС, 2004.- 1,63 п.л.

36. Теоретические подходы к изучению социально-психологических состояний: постановка проблемы // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. Хабаровск, 2004. № 1. - 0,56 п.л.

37. Социально-психологические состояния в современной социальной среде России // Сборник: Человек в экстремальных условиях. Исследования в области психологии, педагогики, медицины. Петропавловск-Камчатский.: государственный педагогический университет, 2004. —0,38 п.л.

38. Феномен социально-психологических состояний // Социально-политические процессы на Дальнем Востоке России: анализ, регулирование, прогноз: Материалы Первой региональной научно-практической конференции. Хабаровск, 2004. - 0,19 п.л.

39. Социально-психологические состояния населения как предмет государственного управления // Реформирование госслужбы и местного самоуправления: проблемы, поиски, решения: Материалы межрегиональной научно-практической конференции. Хабаровск.: ДВИПК, 2004. - 0,70 п.л.

40. Знание теоретико-методологических основ социально-психологических состояний большой социальной группы - акмеологический резерв управленческого профессионализма // Акмеология: личностное и профессиональное развитие: Материалы международной научной конференции. М.: РАГС, 2004. - 0,56 п.л.

Статьи в журналах, включенных в перечень периодических изданий, рекомендуемых для публикации научных работ, отражающих содержание докторских диссертаций

41. Психолого-акмеологические проблемы самосовершенствования предпринимателя как субъекта деятельности, общения и своей судьбы // Мир психологии. 2001, №2 (26). - 0,63 п.л.

42. К проблеме изучения феномена социально-психологических состояний больших социальных групп // Мир психологии, 2004, №2 (38). -0,52 п.л.

43. Статусно-ролевая парадигма в исследовании социально-психологических состояний больших социальных групп // Акмеология. 2004, №4. - 0,51 п.л. (Совместно с Е.А. Яблоковой).

44. Статусно-ролевые аспекты социально-психологических состояний социальных групп // Социология власти: Вестник социологического центра РАГС. 2004. № 5 - 0,7 п.л

45. Социально-психологические состояния государственных и муниципальных служащих // Социология власти: Вестник социологического центра РАГС. 2004, № 6 - 0,6 п.л.

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук

Каширина Лариса Васильевна

Динамика социально-психологических состояний больших социальных групп

Научный консультант: доктор философских наук, профессор Яблокова Евгения Анатольевна

Изготовление оригинал-макета: Каширина Лариса Васильевна

Подписано в печать 19.04.2005 г. Тираж 100 экз. Усл.п.л. 2,3 Заказ № 180

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Московский государственный институт радиотехники, электроники и автоматики (технический университет)"

119454, Москва, пр. Вернадского, д.78

Содержание диссертации автор научной статьи: доктор психологических наук , Каширина, Лариса Васильевна, 2005 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ БОЛЬШИХ СОЦИАЛЬНЫХ ГРУПП.

1.1 Генезис изучаемой проблемы.

1.2 Сущностные характеристики СПС как феномена действительности и научной категории.

1.3 Критерии, показатели и уровни оценки социально-психологических состояний больших социальных групп.

1.4 Понятийный аппарат, процедура и методы исследования.

ГЛАВА 2. СТАТУСНО-РОЛЕВАЯ КОНЦЕПЦИЯ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ БОЛЬШИХ СОЦИАЛЬНЫХ ГРУПП.

2.1 Теоретическая и процессуальная модели статусно-ролевой концепции социально-психологических состояний больших социальных групп.

2.2 Содержание и структура статусно-ролевой концепции социально-психологических состояний больших социальных групп.

2.3 Условия, обеспечивающие консонантные социально-психологические состояния больших социальных групп.

2.4 Факторы, способствующие формированию консонантных социально-психологических состояний больших социальных групп.

ГЛАВА 3. ДИНАМИКА СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ БОЛЬШИХ СОЦИАЛЬНЫХ ГРУПП.

3.1 Динамика как движение, развитие и перспектива изменений социально-психологических состояний больших социальных групп.

3.2 Общая характеристика и тенденции изменения социально-психологических состояний подростков, склонных к бродяжничеству и беспризорных.

3.3 Содержательные и динамические характеристики социально-психологических состояний большой социальной группы предпринимателей.

3.4 Тенденции формирования и развития социально-психологических состояний большой социальной группы государственных и муниципальных служащих.

3.5 Социально-психологические состояния большой социальной группы пожилых людей.

ГЛАВА 4 ЗАКОНОМЕРНОСТИ, МЕХАНИЗМЫ И ПУТИ ОПТИМИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ БОЛЬШИХ СОЦИАЛЬНЫХ ГРУПП.

4.1 Оптимизация социально-психологических состояний больших социальных групп в рамках общеметодологических принципов их оценки.

4.2 Социально-психологические закономерности и механизмы оптимизации социально-психологических состояний больших социальных групп.

4.3 Когнитивные закономерности и механизмы i социально-психологических состояний больших социальных групп.

4.4 Организационно-управленческие закономерности и механизмы оптимизации социальнопсихологических состояний больших социальных групп.

Введение диссертации по психологии, на тему "Динамика социально-психологических состояний больших социальных групп"

Актуальность проблемы исследования Осуществление радикальных реформ современной России свидетельствует о том, что социальное познание становится одним из наиболее важных ресурсов стабилизации и развития общества. Эффективность деятельности государственных служащих и их профессионализм во многом определяются тем, насколько они учитывают реальную ситуацию в обществе, потребности и социально-психологические состояния больших социальных групп и общества в целом.

Научное познание социально-психологических состояний различных групп населения позволяет не только разрабатывать стратегию развития всего общества, но и дифференцировать ее применительно к различным социальным группам, поскольку каждая из них формирует свое отношение к происходящим событиям и изменениям в виде соответствующих суждений, переживаний и оценок. Изменение объективного положения той или иной группы в процессе социальных изменений отражается и в ее психологии.

Отсутствие единой теории социально-психологических состояний не позволяет ответить на многие современные социальные запросы, связанные с особенностями адаптации и идентификации больших социальных групп в условиях социальной нестабильности; разрешением проблем их повышенной агрессии; дезинтеграцией нравственных ценностей и инверсией ценностных ориентаций; сужением поля социальных интересов, духовной примитивизацией, культурной нетребовательностью. Это становится источником экзистенциального вакуума социальных групп, проявляющегося в потере смысла жизни, высоком уровне эмоциональной напряженности, фрустрации и когнитивном диссонансе, и как следствие - появление у населения негативных психических состояний аномии, стресса, страха.

Следует подчеркнуть, что отечественная социальная психология как составная часть социального познания обладает понятийным аппаратом и отработанными методами, необходимыми для глубокого изучения социально-психологических состояний больших социальных групп. Выделение раздела социальной психологии, связанного с исследованиями: больших социальных групп, предполагало всестороннее освещение данного предмета, однако изучались в основном только классы и этносы, а профессиональные, тендерные и возрастные группы не исследовались в течение длительного времени. Социально-экономические преобразования нашего общества потребовали новых акцентов в теоретических разработках, диктуемых соответствующим социальным заказом понимания особенностей происходящих изменений структуры общества, статуса отдельных социальных групп, их социальной роли в становлении нового общественного устройства. Все это способствует возрастанию интереса к исследованию социально-психологических состояний больших социальных групп, результаты которых имеют не только теоретическое, но и практическое значение. В этом заинтересованы государственные и муниципальные органы власти, политические и общественные деятели, представители бизнеса, СМИ, практические психологи, преподаватели и просто россияне, поскольку сегодня необходим некий интеллектуальный компас, который бы определил и упорядочил хаотический опыт преобразований. Особо важным представляется изучение социально-психологического состояния большой социальной группы не только как явления, но и как объекта познания категории социальной психологии. Это может способствовать осознанию группой происходящего в обществе, пониманию собственного места в нем для оптимизации процесса адаптации каждой группы к условиям социальных изменений.

Выявление природы, условий и факторов, детерминирующих социально-психологические состояния больших социальных групп в изменяющемся обществе, исследование динамики, механизмов и закономерностей их преобразования позволяют выработать средства управления этими состояниями и определить пути их оптимизации. Изучение динамики социально-психологических состояний больших социальных групп сопровождается разрешением ряда противоречий:

- между принятием идеи социальных изменений как одной из центральных в методологии социальной психологии и отсутствиемj адекватной теории социально-психологических состояний больших социальных групп;

- между признанием важного влияния больших социальных групп на становление личности, ее ценностей, установок, традиций и явно недостаточным вниманием к исследованию теоретических и практических проблем больших социальных групп;

- между изменившейся социальной структурой современной России (исчезновением или трансформацией существующих и вновь появившихся больших социальных групп), инверсией аксиологических показателей группового сознания традиционных больших социальных групп и отсутствием последовательной теории, позволяющей понять истоки этих изменений, их социальный характер, тенденции.

Таким образом, актуальность разработки проблемы динамики социально-психологических состояний больших социальных групп имеет две основных предпосылки: необходимость познания их социально-психологических особенностей и оценки информативных свойств, а также - методов своевременной коррекции, что является социально-значимым и практически необходимым.

Степень научной разработанности проблемы Познание социально-психологических состояний больших социальных групп принадлежит к классу теоретико-прикладных социально-психологических проблем. Теоретико-методологическое значение социально-психологического анализа состоит в постановке ключевых вопросов эпистемологической и предметно-онтологической схем изучения социально-психологических состояний. Исследование социально-психологических состояний больших социальных групп вписывается в методологический контекст социальной психологии, основывающийся на принципах системности, детерминизма, субъектности, конкретно-исторического подхода.

Основой изучения социально-психологических состояний больших социальных групп выступают разработки психических феноменов, присущих различным социальным группам (F. Лебон, З.Фрейд, С.Сигеле, Л.С.Франк, С.Московичи, Э. Фромм). Взаимодействие с другими людьми.и даже их присутствие — реальное, воображаемое или подразумеваемое - существенно влияет на мысли, чувства и поведение человека и, более того, сопровождается возникновением «надындивидуальных» явлений, свойствен-ных некоторой совокупности лиц как целому (Г. Риккерт, А.И. Донцов). Естественно научная парадигма в социальной психологии ориентирована на идеал строго объективного знания ценностных составляющих (В.М.Бехтерев, Б.В. Беляев, М.В. Ланге, А.С. Залужный, Ф. Олпорт, Ф.Трэшер, У.Макдуголл, В.Меде). В этой связи взаимоотношения между психологическим функционированием групп и социальными процессами целесообразно объяснять на социально-позиционном уровне, охватывающем аксиологические различия в социальных позициях и экстраситуационные, такие, как принадлежность человека к различным группам (У. Дойз).

Исследования больших социальных групп в нашей стране проводятся в условиях глубоких социальных изменений, которые не могут не повлиять на психологические состояния каждой из них (А.И.Донцов, Г.М. Андреева). Определение места социальной группы в обществе требует интеграции психологических и социологических аспектов понимания социально-психологического состояния: становления социального субъекта в процессе социальной идентичности (B.C. Агеев,

Е.Л. Яблокова), социального взаимодействия в «социальном пространстве» (П. Сорокин, П. Штомпка и др.), а также основных стратегий взаимодействия между группами (Г.Тэджфел, Дж. Тэрнер), которые, в свою очередь, через социальное сравнение (Б.F. Ананьев, М. Вебер) и психологическую динамику осознают свои новые социальные позиции, социальный статус и социальные роли (Г.М. Андреева, А.А. Деркач, А;И. Донцов, А.Г. Ковалев, A.JI. Журавлев, Е.В. Шорохова и др.).

Теоретико-методологическим основанием постановки проблемы динамики социально-психологических состояний больших социальных групп выступает комплекс представлений,.раскрывающих понятие социального статуса, его динамики и степени кристаллизации (Г.Ленски, (Б.Г. Ананьев, П. Сорокин, Л. Брум, И.С. Кон, Г. Силласте, В.А. Ядов).

К раннему этапу изучения прообраза социально-психологического состояния в науке можно отнести преимущественно атрибутивные подходы исследования массовидных явлений последней четверти XIX и начала XX в. в попытках найти решение проблемы «психологии индивида и психологии массы», наделяя их «психологию» образными характеристиками. Так, объясняя организацию толпы через механизмы подражания и внушения, Г.Тард отмечал проявление «известного душевного состояния»; С. Сигеле называл «душевное движение» толпы «нравственным опьянением», «нравственной эпидемией»; 3. Фрейд исследовал «либидозные» состояния; F. Лебон выделял состояния «массовой загипнотизированной души». В.Вундта больше интересовало состояние «национального духа», а Э. Дюркгейм, исследуя коллективные представления, писал об «аномии» как состоянии социальной структуры, связанном с рассогласованием ценностей. С.Московичи приводил описания социально-психологических состояний «коллективной иллюзии» и «коллективного отрезвления», сформированных волей харизматических лидеров. Несколько позже в поле зрения социальных психологов попали такие феномены группового и массового психического состояния, как «общественное настроение», «психологический климат», изменявшие ролевое поведение людей, побуждая их к тем или иным действиям и движениям (В.М. Бехтерев).

В «последующем развитие проблемы состоянийбольших групп и ее постановка идут в контексте изучения процессов и психических состояний определенных общностей людей (Э. Фромм), состояний социальной психики (Б.Д. Парыгин), духовных состояний групп общества (А.К. Уледов), духовной силы масс (Н;А. Бердяев), изменяющихся в ответ на социально-экономические преобразования. Все это важно учитывать при разработке концепции изучения динамики социально-психологических состояний больших социальных групп.

Современные представления о сущности и динамике социально-психологических состояний находят разнообразные формы выражения как у социальных и политических психологов, так и представителей общей психологии и социологии. Об этом свидетельствует, например, рост публикаций по проблемам общественного настроения, социальной напряженности, социального самочувствия и аномии общества, социально-психологических феноменов больших групп (И.Г. Дубов, А.К. Зайцев, A.F. Ковалев, Л.В.Куликов, Ю.А. Левада, Б.Д. Парыгин, Н.Е. Симонович, Ж.Т. Тощенко, С.В; Харченко и др.)

Однако при всем множестве подходов к оценке социально-психологических состояний больших социальных групп еще недостаточно определены методологические и методические основы их исследования, не предложены концептуальные основы, механизмы их развития, не раскрыты содержание и сущность самого феномена социально-психологического состояния.

Из концептуальных подходов, близких к проблеме динамики социально-психологических состояний больших социальных групп общества, следует выделить феноменологическую концепцию

С.Московичи, в которой намечено основное различие социально-психологического и психического состояний: «состояние общества дано - психическое состояние из него следует». В рамках психологического исследования чувств, настроений, мнений, установок в контактных группах состояния рассматриваются как состояния отдельных индивидов, составляющих группу малую или большую (B.G. Лгеев). Это позволяет исследователям судить о психологии группы по психическому состоянию отдельных индивидов, а психологию группы определять, исходя из индивидуальных психических свойств и качеств ее членов, что фактически расходится? с истинной; природой социально-психологического состояния. В социологическом подходе эти условия инвертированы: за исходное условие берется социальная структура общества, а общественно-психологические явления рассматриваются как надындивидуальные образования, несводимые к психическим состояниям отдельных индивидов. При этом ряд исследователей считают необходимым учитывать диалектику общего и единичного, исследовать психологию социальных групп, в особенности больших классов, наций, народов на основе анализа закономерностей и механизмов образования массовидных психических явлений (Б.А.Грушин, Г.Г. Дилигенский, А.К. Уледов). В контексте системно-структурного анализа психических состояний социально-психологические состояния рассматриваются как один из четырех уровней первой подструктуры психического состояния (В.А. Ганзен, JI.B. Куликов, А.О. Прохоров).

Признавая значимость этих исследований для разработки статусно-ролевой концепции динамики социально-психологических состояний, нельзя не отметить их направленность на решение частных проблем и некоторую прагматизацию. Большая часть этих исследований проводилась в стабильных условиях общества. Рассмотренные взаимосвязи и структуры в основном ограничивались либо состояниями, свойственными контактным группам, либо сравнениями качественных показателей больших социальных групп по каким-либо отдельным характеристикам, а само социально-психологическое состояние как явление социально-психологического порядка подменялось социологическими или индивидуально-психологическими интерпретациями. Среди исследователей нет единства во взглядах относительно генезиса социально-психологического состояния, закономерностей и условий его развития. Все это свидетельствует о сложности решения проблем социально-психологических состояний больших социальных групп.

В данном диссертационном исследовании сделана попытка обобщить и систематизировать теоретико-методологические подходы, выявить закономерности, механизмы и пути оптимизации социально-психологических состояний, и на этой основе разработать; целостную концепцию динамики социально-психологических состояний больших социальных групп.

Цель исследования - разработать теоретическую концепцию развития социально-психологических состояний больших социальных групп.

Объект исследования - социально-психологические состояния больших социальных групп современного российского общества.

Предмет исследования — социально-психологические условия и факторы, закономерности и механизмы динамики социально-психологических состояний больших социальных групп.

Гипотезы исследования

I. Феномен социально-психологического состояния большой социальной группы, представляет собой динамический компонент ее группового сознания, носящего надындивидуальный характер и изменяющегося вместе с изменением статусно-ролевой позиции группы в обществе. Предполагается, что социально-психологическое состояние является отражением группой как социальным субъектом результатов соотношения социальных ожиданий и возможностей, предопределяемых статусно-ролевой позицией в структуре общества. Содержательно-структурные характеристики такого состояния определяются потребностно-мотивационной сферой сознания, а также его производными, включая базовые ценностные ориентации и жизненные цели, основные стереотипы, ведущие социальные установки и социальные ожидания, бессознательные, рациональные, когнитивные, операциональные и эмоциональные компоненты, параметры волевой регуляции.

2. Как целостное, интегральное, системное и многоуровневое образование социально-психологическое состояние обусловливается согласованием «Мы-концепции» большой социальной группы с характеристиками ее статусно-ролевого положения в обществе, что обеспечивается механизмами самоосознания, которые сравнивают потребности группы с возможностями статуса, актуализируют субъектные свойства группы, определяют стратегии совладания, формируют образ социально-психологического состояния, «опредмеченный» ожиданиями и зафиксированными в «Мы-концепции».

3. Закономерности развития социально-психологического состояния раскрывают разнообразные уровневые соотношения перцептивных, когнитивных, образных составляющих группового сознания, а также связь «смысложизненной», «жизнедеятельностной» и «совладаю-щей» его сфер, интеграция которых обеспечивает развитие группы как социального субъекта.

4. Социально-психологическое состояние большой социальной группы динамично, поскольку отражает стохастические процессы внешнего мира через динамику статусно-ролевого положения в нестабильном обществе.

5. Развитие оптимальных социально-психологических состояний в жизнедеятельности больших социальных групп возможно при достижении максимального сближения потребностей группы с возможностями ее статусно-ролевой позиции; и проявляется; во внутреннем; единстве социально-психологических, когнитивных, организационно-управленческих закономерностей; механизмов, условий и факторов.

Задачи исследования

1. Рассмотреть генезис и содержание понятия «социально-психологическое состояние».

2. Определить сущностные характеристики социально-психологического состояния: как: феномена действительности и научной категории.

3. Выявить показатели, критерии и уровни развития социально-психологического состояния.

4. Разработать теоретическую концепцию социально-психологических состояний больших социальных групп.

5. Определить условия и факторы, способствующие формированию оптимальных социально-психологических состояний.

6. Выявить динамику социально-психологических состояний больших социальных групп современного российского общества, разделенных по? возрастным, профессиональным и рискосодержащим признакам.

7. Установить социально-психологические, когнитивные и организационно-управленческие закономерности оптимизации социально-психологических состояний.

8. Разработать социально-психологический мониторинг оценки и сопровождения социально-психологических состояний больших социальных групп.

Теоретико-методологическую основу исследования составляют фундаментальные общеметодологические принципы детерминизма, развития, единства сознания и деятельности, единства внешнего и внутреннего планов деятельности, единства и взаимозависимости человека и общества, социальной детерминации личности и группы, соотношения индивидуального и общественного, а также работы по теории личности (К.А. Абульханова, Б.Г. Ананьев, В.Г. Асеев, А.А. Бодалев, JI.C. Выготский, А.Н. Леонтьев, B.G. Мерлин, А.В. Петровский, С.Л.Рубинштейн); по психологии развития (Л.И. Анцыферова, А.В.Брушлинский, Л.И. Божович, В.И. Слободчиков); по социальной психологии и общей теории групп (Г.М. Андреева, Л.П. Буева, М. Вебер,

A.И. Донцов, Г.Г. Дилигенский, А.Л. Журавлев, Е.В. Шорохова,

B.В.Ильин, В.П. Кузьмин, Б.Ф. Ломов, Р. Линтон, Ф. Мерил,

C.Московичи, Б.Ф. Поршнев, П. Сорокин, А. Теджфел, Ф. Райе, П.Штомпка, Т. Шибутани, Э. Эриксон, Е.А. Яблокова, В.А. Ядов); по психологии труда, психологии профессиональной деятельности, акмеологии (B.C. Агапов, О.С. Анисимов, С.А.Анисимов, Т.Ю. Базаров,

B.М.Герасимов, Г.В.Грачев, А.А.Деркач, В.Г.Зазыкин, Ю.Н. Емельянов,

C.Л. Кандыбович, А.С.Карпенко, Е.А.Климов, П.А.Корчемный, Р.Л.Кричевский, Н.В. Кузьмина, В.И. Купцов, Л.Г.Лаптев, В.Н. Маркин, Э.А. Манушин, В.Г.Михайловский, А.С. Огнев, К.К. Платонов,

A.Ю.Панасюк, А.А. Реан, М.Ф.Секач, А.Л. Свенцицкий, Ю.В. Синягин,

B.А. Сластенин, А.П. Федоркина, А.В. Филиппов); по исследованию психических и функциональных состояний (В.А. Ганзен, Л.Г. Дикая, Л.В; Куликов, Н.Д.Левитов, А.Б.Леонова, И.Т.Левыкин, В.И. Медведев, Г.М. Зараковский, А.О.Прохоров, Ю.К. Стрелков, А.К. Уледов, Л.Д.Чайнова).

Для данной работы важными явились теоретические определения личности как субъекта жизненного пути (К.А. Абульханова-Славская); принципы и формула психологического обеспечения жизнедеятельности человека и группы (А.А. Деркач); определения группы как социального субъекта (Е.А. Яблокова); идея оптимального состояния как функционального комфорта (Л.Д. Чайнова); современная концепция переживания (Ф.Е. Василюк); теория социального статуса (Р.Линтон, Ф. Мерил; Т. Шибутани); теория когнитивного диссонанса (JI. Фестингер), теория социальных представлений (С.Московичи), теория социальной идентичности (А. Тэджфел); идеи «межличностного социального поля» П.Штомпка) и социального пространства (В. Ильин), теория социокультурной динамики и стратификации (П. Сорокин).

Разработка теоретической концепции и содержательного анализа социально-психологических состояний базировалась также на идеях социальных изменений как наиболее существенной характеристике новой ориентации социальной психологии (Г.М. Андреева, А. Тэджфел, С. Московичи, П. Штомпка); построения «образа мира» (А.Н.Леонтьев); учета социального контекста (Л.С. Выготский); социальных представлений (Г.М. Андреева, А.И. Донцов, Т.П. Емельянова, С.Московичи, П.Н. Шихирев, Е.В. Якимова); социального взаимодействия в социальном пространстве (П. Сорокин, П. Штомпка); социального сравнения (Б.Г. Ананьев, М. Вебер); социального статуса и его динамики (Б.Г. Ананьев, B.C. Агеев, Г.М. Андреева, Л. Брум, Ф.М.Бородкин,Т.Ю.Богомолова, М. Вебер, А.А. Деркач, А.Л.Журавлев, М.Завалони, В.Ильин, О.Клайберг, А.Г.Ковалев, И.С. Кон, Е.С.Кузьмин, Г. Ленски, П.Сорокин, С.Саблина, Г. Силласте, Е.В. Шорохова, В.А.Ядов и др.).

Методологическую базу диссертации расширили работы отечественных и зарубежных ученых, в которых раскрыты психологические особенности социальных групп и причинно-следственные связи психологии групп с социально-экономическими условиями их жизнедеятельности.

Методы исследования

Решение поставленных задач потребовало применения таких общенаучных методов исследования, как теоретико-методологический и логический анализ, построение аналогий, обобщение, сравнение и интерпретация результатов исследования и научных данных других авторов.

Комплексной методической основой всех исследований являлось изучение динамики базовых ценностей, жизненных потребностей и целей, социальных установок, ожиданий и стереотипов представителей пяти больших социальных групп на основе широкомасштабных социологических и социально-психологических опросов по специально разработанным, стандартным экспертным анкетам, с мониторинговым «шагом» в три года и частотой трехкратных измерений. Полученные парные распределения по программе SPSS, статистически выверенные сравнения изменений по годам, группам и когортам позволили выявить интегральные характеристики социально-психологических состояний. Оценка неоднородности показателей проводилась по критерию Манна-Уитни, медианный критерий использовался при сравнении статусной рекомпозиции.

Для выявления закономерностей развития социально-психологических состояний, их связи с социально-психологическими свойствами этих групп, психическими состояниями, а также личностными свойствами представителей больших социальных групп в эмпирической части исследования использовались разработанные автором оригинальные методики:

- опросник «КОСС» (квантифицированная оценка социально-психологического состояния), полученный в результате модификации и семантического выравнивания анкерных ситуаций шкалы «Психической напряженности» X. Бартенверфера;

- опросник частотного анализа итогового списка смысловых кластеров социально-психологических состояний;

Эти методики применялись в ряду классических методов психодиагностического комплекса, включающего: опросник MMPI для оценки личностных профилей; тест «САН», выявляющий самочувствие, активность, настроение; опросник ценностных ориентаций М.Рокича; тесты Рисса и краткий ориентировочный тест оценки интеллекта; тест Лири как индикатор личностных взаимодействий, тест Ч.Спилберга и Ю. Ханина для оценки тревожности, тест, диагностики эмоциональной направленности Б.И. Додонова, методика выявления соотношения позитивных и негативных мыслей М. Шлепецкого; проективный «Hand-test» оценки состояний страха, тревоги и агрессии. Результаты исследований интерпретированы по качественным, количественным и статистическим показателям и представлены в сравнительных таблицах, диаграммах и графиках.

Эмпирическая база и этапы исследования представлены результатами социально-психологических исследований, выполненных под руководством или при непосредственном участии автора.

На первом этапе (1997-1999гг.) изучалось влияние социально-экономической среды на динамику социально-психологических состояний больших социальных групп, разделенных по возрастному признаку, с целью выявления статусно-ролевого влияния на социально-психологические состояния; молодежи и пожилых людей. Данные исследования были востребованы социальным заказом региональных органов социальной защиты населения и комитета молодежи. Опросы проводились в Хабаровском крае ДВФО, выборка составила 1 800 респондентов в возрасте от 17 до 70 лет. Результаты и выводы, полученные на данном этапе исследований, позволили соискателю понять важность изучения социально-психологических состояний, выявить отсутствие систематизированных научных исследований по этой теме, сформулировать цели и задачи, наметить основные направления дальнейшего исследования.

На втором этапе (1999-2001гг.) отрабатывались методологические основы статусно-ролевой концепции социально-психологических состояний больших социальных групп. Изучались социально-психологические состояния представителей других социальных групп, отобранных по признаку наличия инновационного потенциала (государственные и муниципальные служащие - 600 чел., предприниматели - 600 чел.) и факторов риска (безнадзорные и беспризорные дети - 550 чел.). В мониторинговом режиме были проведены социально-психологические исследования (550 чел.) и социологические опросы больших социальных групп молодежи (600 чел.), пожилых людей (600 чел.). Исследования проводились в вузах, администрациях государственных и муниципальных органов власти, государственных учреждениях, органах социальной защиты населения, детских приемниках, жилых массивах городов Хабаровского края и Еврейской автономной области, включая Хабаровск, Комсомольск-на-Амуре, Амурск, Солнечный, Вяземский, Биробиджан, Смидовичи. Результаты исследований оформлены в научные отчеты и депонированы.

На третьем этапе (2001-2004гг.) проведены мониторинговые исследования больших социальных групп сельской молодежи (460 чел.) и пожилых людей на селе (300 чел); опросы государственных служащих Хабаровского края с участием автора во всероссийском исследовании 2002г. (общая выборка - 900 чел.). Сравнительный анализ аксиологических показателей социально-психологических состояний и обобщение полученных результатов позволили выделить основные условия и факторы динамики социально-психологических состояний различных социальных групп и на их основе разработать модель и алгоритм развития и оптимизации социально-психологических состояний больших социальных групп.

В работе над диссертацией использованы материалы государственной статистики, результаты социологических и социально-психологических исследований отечественных и зарубежных психологов, документы, материалы конференций, семинаров и круглых столов.

Надежность, обоснованность и достоверность результатов; исследования обеспечена методологической базой сформулированных положений и. выводов, комплексным использованием методов теоретического и эмпирического анализа, репрезентативностью выборки, широкой апробацией и сравнимостью опытных данных с массовой практикой. Использовались параметрические и непараметрические методы статистической обработки данных (t - критерий Стьюдента, критерий X - Колмогорова-Смирнова, U - критерий Манна-Уитни, критерий (р - угловое преобразование Фишера, коэффициент ранговой корреляции Спирмена). Повышению репрезентативности исследования способствовали разнородность и география выборки, а также расчет объема опросов и многообразие примененного инструментария.

Основные научные результаты, полученные лично соискателем, и их научная новизна

1. Введено в систему социально-психологических категорий понятие «социально-психологическое состояние большой социальной группы» как интегральное системное надындивидуальное образование, представляющее собой результат целостного отражения группой ее статусно-ролевой позиции. Оно включает ценностные ориентации, социальные стереотипы, установки и ожидания, проявляющиеся в бессознательных, рациональных и волевых компонентах группового сознания.

Впервые в рамках социально-психологического анализа рассматриваются понятия консонантных и диссонантных социальнопсихологических состояний, отражающих соответственно отсутствие или наличие противоречий между статусно-ролевой позицией большой социальной группы и ее восприятием группой. Эти понятия по своей природе близки терминам «консонанс» и «диссонанс», используемым в рамках теории когнитивного диссонанса JI. Фестингера.

Данные исследований позволили доказать,- что консонантные социально-психологические состояния отличаются от диссонантных наличием позитивных проявлений потребностей, ценностных ориентаций, ожиданий, установок, стереотипов. При этом в социальном поведении группы активизируется сотрудничающе-конвенциональный тип межличностных отношений, повышается возможность проявления свойств субъектности, самоуважение и саморазвитие, позитивная мотивация к труду, высокий индекс физического и психического самочувствия, сведен до минимума эффект когнитивного диссонанса за счет согласованности социальных установок. Диссонантные социально-психологические состояния больших социальных групп появляются при деформациях статусно-ролевой позиции группы, вызывающих когнитивный диссонанс. Они ослабляют фильтрующую роль коллективного сознания, активизируют негативные составляющие ценностных ориентации, стереотипов. В социальном поведении группы чаще проявляются отношения прямолинейно-агрессивного типа; утрачиваются, либо деформируются свойства субъектности; отмечается низкая мотивация к труду и низкий индекс физического и психического самочувствия.

Обоснован междисциплинарный подход к изучению социально-психологических состояний больших социальных групп, который позволил выработать интегральное представление о генезисе изучения этой проблемы. Показано, что с философских позиций — это анализ группы в качестве социального субъекта, наделенного мыслями, чувствами, желаниями и способностями к действию на основе осознания своего места в обществе. При этом социально-психологическое состояние отражает итог познавательных реконструкций в сознании, что позволяет определить социальные связи с общей картиной мира и местом человека в этом мире. Психология рассматривает социально-психологические состояния во взаимодействии двух его уровней: сознательного и бессознательного. Когнитивный аспект социально-психологических состояний связывается с особенностями понимания своего состояния и формирования суждений людей о своем состоянии. В социальной психологии анализ духовного уровня и душевных состояний, владеющих целой группой, переживаемых многими и формирующихся через социальное представление, социальное познание, связывают с категориями «Мы» и «групповое сознание». Доминируют представления о социально-психологических состояниях группы как переживаемых ею социально-экономических изменений в их связях с ценностями, установками, ожиданиями и стереотипами данной социальной группы. С позиций акмеологии генезис социально-психологических состояний больших социальных групп связан, прежде всего, с тем, что большая социальная группа - это социальный субъект. Социально-психологические состояния, являясь условиями развития большой социальной группы, коррелируют с этапами профессионализации и личностного развития; сами состояния являются эвристичными, так как через их диагностику можно выявить этапы и уровни развития группы и человека, а также разработать технологию оптимизации этого процесса. С позиций социологии социально-психологические состояния больших социальных групп представляют собой результат взаимодействия разноприродных явлений в социальном пространстве с учетом их статусно-ролевой позиции, которая наделена социальными свойствами, ограничениями, возможностями, что отражается на социально-психологическом состоянии группы.

Показано, что в изучении проблемы социально-психологических состояний в психологии можно выделить ряд этапов. Ранним этапом исследований были феноменология; коллективной душевной жизни, психология стихийных, бесструктурных групп, далее — переход к категоризации и структурированию особенностей, свойств, качеств и социальных проявлений толпы, а также формирование представлений о психологии народов. Изучались психофизиологические особенности толпы и социально-психологические процессы подражания, гипнотического внушения, состояния аффекта и страха масс, их управляемость, регрессия, стадный инстинкт и; суггестивные проявления переживаний; постулировалось, что связь состояний и процессов в индивидуальной душе столь же опосредована физически, как и связь индивидов в человеческом обществе, хотя эта связь иная.

Доказательно представлено, что экскурс в психологическое научное наследие не выявил концептуальных представлений о социально-психологических состояниях больших социальных групп. Выявлены прообразы социально-психологических состояний больших социальных групп, такие как «духовные силы масс», «коллективное торможение», «дух общественности», «душа народа», представлявшиеся если не полностью идентичными индивидуальной душе, то скорее суммой контактирующих индивидуальных душ, продуцирующих психические состояния. Феномен социально-психологического состояния подразумевался, предугадывался, в какой-то мере даже учитывался, но не был системно исследован ни феноменологически, ни концептуально, ни категориально.

2. Доказано, что социально-психологические состояния больших социальных групп оказывают определяющее влияние на жизнь людей, их практическую деятельность и проявляются в повседневном общении, в отношениях людей и в отношении к своей «Я-концепции» в зависимости от статусно-ролевой позиции в обществе. Они преобладают не во всем обществе, а в рамках определенного социального слоя, социальной группы как переживания, социально-психологические отношения, социально-психологические представления, связанные с динамикой ее социального статуса. Представлено, что основное, определяющее в содержании социально-психологического состояния — это конкретное рациональное, чувственное и волевое отражение особенностей и характеристик статусно-ролевой позиции большой социальной группы в ее групповом сознании.

Выявлены сущностные характеристики социально-психологических состояний больших социальных групп различных уровней обобщения: всеобщее — системность, интегративность, многуровне-вость, целостность состояния как социально-психологического явления; особенное - динамичность, изменчивость в связи с изменениями статусной позиции; надындивидуальность, как выраженность группового сознания; осознанность как основа развития социально-психологического состояния; единичное — эмоциональность, адресность, образность, связанные с психологическими особенностями самой группы. Все это позволяет выстраивать стратегии развития больших социальных групп, давать рекомендации оптимизации их жизнедеятельности, отрабатывать алгоритмы продуктивного решения социальных, политических, экономических, этических и других задач, а также разрабатывать программы и перспективы развития социально-психологических состояний больших социальных групп.

3. Выявлены критерии оценки социально-психологических состояний большой социальной группы: дихотомичностъ направленности (социальная направленность — асоциальная направленность, социально одобряемые - социально не одобряемые, комфортные - дискомфортные, консонантные -диссонантные);

- степень сближения социальных ожиданий и возможностей статусно-ролевой позиции (нормы, ограничения);

- удовлетворенность - неудовлетворенность социальных ожиданий большой социальной группы.

Доказано, что в период серьезных социально-экономических преобразований, когда деформируются статусно-ролевые пози ции в структуре общества, во всех больших социальных группах преобладают диссонантные социально-психологические состояния, социально неодобряемые.; не вызывающие удовлетворенности, поскольку социальные ожидания групп остаются нереализованными.

Выделены показатели оценки социально-психологических состояний: это - аксиологические показатели группового сознания (ценностные ориентации), а также социальные установки, социальные стереотипы, социальные ожидания, переживания, проявляющиеся? у представителей социальных групп в условиях реальной жизнедеятельности в рамках своей статусно-ролевой позиции и отражающие:

- в сфере группового сознания - осознание жизненных достижений и трудностей;

- в социальном самосознании - социальный самоконтроль, осознание системы межличностных и межгрупповых отношений;

- в сфере самоуправления - корректировку на основе обратной связи «Я-» и «Мы-концепций» и статусно-ролевых позиций в связи с задачами и событиями жизнедеятельности социальной группы и отдельных субъектов.

Представленные критерии и показатели социально-психологических состояний больших социальных групп позволяют определять их направленность, типизировать и классифицировать, а также стандартизировать процедуры оценки динамики таких состояний и их экспертизы, выявлять качественное и количественное отличие по группам, получать сравнимые результаты их динамики.

Показано, что аксиологические показатели группового сознания, включая ценностные ориентации, а также социальные стереотипы, социальные установки и социальные ожидания, составляющие предметное наполнение социально-психологических состояний, изменяются в зависимости от изменений статусно-ролевых позиций всех обследуемых групп (детей, молодежи, пожилых, предпринимателей и государственных и муниципальных служащих). Группы объединяют ценности «семья», «экономический достаток», но установки, пути и средства, обеспечивающие их, различаются по группам. В больших социальных группах молодежи, детей группы риска и предпринимателей эти ценности не совпадают с социальными установками: декларирование социальной ценности «семья» расходится с установками молодежи - она не стремится «узаконить» семейные отношения; одобряются: брак по расчету, близость за оплату, получение взяток, стремление взять силой или «что плохо лежит», чтобы обогатиться. Группы государственных служащих и пожилых людей эти ценности не связывают с моральными нормами гуманизма: выступают за законные семейные отношения; экономический достаток первые связывают со статусной позицией и профессионализмом, вторые - с дополнительным заработком. Несогласованность социальных установок и социальных ожиданий отмечается в группе предпринимателей, молодежи и детей группы риска, что выражается в установлении ими самими правил социальной жизни в реальном процессе межличностного взаимодействия. Социальные ожидания больших социальных групп динамичны по признаку статусной принадлежности (более оптимистичны у молодежи и предпринимателей) и по годам: более оптимистичны в 2003 г., менее оптимистичны в 1999 и 2000 г.

Обосновано, что переживания занимают значимое место в диагностике социально-психологического состояния, поскольку отражают противоречия между социумом и группой. В них сосредоточена внутренняя деятельность по принятию фактов и событий жизни, по установлению смыслового соответствия между сознанием и бытием, обретению внутренней смысловой разрешимости предлагаемых или имеющихся условий в рамках статусно-ролевой; позиции большой социальной группы. Социально-психологические состояния группы безнадзорных и беспризорных детей свидетельствуют о проявлениях гедонистических переживаний; связанных со свободой от воспитания и контроля, что обеспечивает им иллюзию «взрослой вседозволенности» и удовлетворяет реальные и инфантильные потребности. В социально-психологических состояниях когорты 17-ти летних представителей большой социальной группы молодежи преобладают еще и ценностные переживания. Если группе предпринимателей больше свойственны творческие, то государственным и муниципальным служащим - ценностные переживания. Социально-психологические состояния пожилых людей больше связаны с реалистическими переживаниями потери значимых статусов.

Отмечено, что в субъективном образе социально-психологического состояния раскрывается «внутренняя картина» отражения человеком и группой своего состояния как объективной реальности. Из 65 отобранных нами разновидностей социально-психологических состояний больших социальных групп выделены наиболее типичные: «социальная толерантность», «когнитивный диссонанс», «депрессивный реализм»,. «самосохранение и страх потери статуса», «воинствующий оптимизм», «реактивное сопротивление», «приобретенная беспомощность», «пустыня бесстатусности», «искаженная идентификация», «потребность в присоединении».

4. Разработана теоретическая концепция социально-психологического состояния большой социальной группы на основе общеметодологических принципов социальной психологии, общей теории групп, а также идеи социальных изменений, как одной из центральных в методологии социальной психологии. Она включает положение о детерминирующей роли статуса группы по отношению к содержанию ее социально-психологического состояния, а также утверждения того, что изменение статуса и роли приводит к изменению социально-психологического состояния группы через бессознательные, рациональные, эмоциональные и волевые компоненты группового сознания, в которых отражаются эти статусные изменения.

Предложена теоретическая модель социально-психологического состояния большой социальной группы, представляющая собой интегральный «отражающий ответ» взаимосвязанных «смысло-жизненной», «жизнедеятельностной» и «совладающей» сфер, объединенных потребностями и ожиданиями «Мы-концепции» группы, с условиями их статусно-ролевой позиции. Разработан алгоритм формирования социально-психологического состояния, включающий механизмы группового самоосознания через социальное представление, социальное сравнение, оценку, создание установки и переживания.

Представленная модель является инновационной, поскольку отражает интеграл социально-психологического состояния как феномена действительности и научной категории, раскрывает его существенные свойства, компоненты и функции; направление изменений, динамику и перспективы развития, социальный знак итогового образа; модель и алгоритм развития, сферу и формы влияний на процессы и свойства социальной группы в результате статусных изменений.

Подчеркнута инициирующая роль статусной позиции большой социальной группы в формировании и развитии социально-психологических состояний. Социально-психологический статус, как центр сосредоточения прав, обязанностей и ограничений, а также схема положения группы в обществе, будучи многокомпонентным и вариативным социально-психологическимфеноменом, динамичен. Его изменения, проявляющиеся в виде кристаллизации, рассогласования, противоречивости в многомерной системе социального неравенства, отражаются в показателях социально-психологических состояний больших социальных групп.

Подтверждено, что содержание социально-психологических состояний большой социальной группы определяется «опредмечен-ными» ожиданиями, зафиксированными в «Мы-концепции», и возможностями реальных статусно-ролевых характеристик.

Выделена особая роль социальных представлений в формировании социально-психологических состояний больших социальных групп. Функционируя на уровне группового сознания, социальные представления, наряду с опосредованием социального познания, поведения в социальной среде, адаптацией к социальным изменениям, идентифицируют группу с ее статусно-ролевым положением в структуре общества через обозначение привычных, нормативных интерпретаций событий, способствующих закреплению или созданию новых ценностей, регулирующих поведение группы. Это способствует формированию социально-психологических состояний, начиная с получения информации о конкретном социальном явлении и его групповой оценки, выработки группового отношения к нему, до появления определенной установки членов группы относительно этого социального явления.

Уточнено, что социальная идентификация с группой (в контексте представления социально-психологического состояния большой социальной группы как «надындивидуального» явления) более полно проявляется в трех психологических плоскостях: когнитивной — знание человека не только о принадлежности к группе, но и о тех требованиях и условиях, которые характерны для ее статуса; ценностной — наличие позитивных или негативных коннотаций в отношении принадлежности к данной группе и принятие тех или иных ценностей в соответствии со статусно-ролевым положением группы в обществе; эмоциональной -принятие либо «своей», либо «чужой» группы.

Применение данной теоретической концепции способствует выделению существенных характеристик социально-психологического состояния, позволяет осмыслить скрытые и трудно представляемые его компоненты; ассимилировать известные теоретические идеи для объяснения структурных и динамических аспектов; выбирать, адекватные методы оценки, средства интерпретации изучаемого феномена, оптимизации; определять границы приемлемости рекомендаций.

5. Выявлены объективные условия, способствующие оптимизации и эффективному функционированию социально-психологических состояний больших социальных групп, в результате которого конкретная группа может активизировать весь свой субъектный потенциал. Среди них социально-экономические условия, которые обеспечивают жизнедеятельность большой социальной группы и способствуют максимальному удовлетворению потребностей и ожиданий этой группы в рамках ее статусно-ролевой позиции. Социально-политические условия оптимальности социально-психологических состояний больших социальных групп - это общая политическая стабильность, минимизация напряженности и межгрупповых конфликтов, а также обеспечение престижности статусного положения группы в обществе. Социально-психологические условия оптимизации таких состояний проявляются в осознании престижности статусно-ролевой позиции по сравнению с другими большими социальными группами; отсутствии статусной фрустрации; развитой групповой субъектности, позволяющей изменять свою судьбу за счет собственных усилий. Организационно-управленческие условия обеспечивают возможность реализации социальных программ для достижения высокого качества жизни населения; учет потребностей и особенностей больших социальных групп в подготовке и принятии управленческих решений и их эффективном внедрении; соответствие ценностных показателей жизнедеятельности большой социальной группы нормам гуманного общества. Лкмеологические условия предопределяют возможности максимальной самореализации, творческого саморазвития и самовыражения больших социальных групп развивающегося общества.

Раскрыты субъективные условия оптимизации социально-психологических состояний больших социальных групп:

- единство «Я-» и «Мы-концепций» большой социальной группы;

- активизация мотивов самопознания и самоусиления;

- максимальное соответствие притязаний, потребностей и ожиданий большой социальной группы возможностям статусно-ролевой позиции;

- высокая субъектная активность, включая контроль над; воздействием и стремление к улучшению своего образа жизни;

- минимизация или отсутствие когнитивного диссонанса в условиях выбора;

- стремление к удовлетворенности; статусно-ролевым положением и качеством своей жизни;

- стабильность ценностных ориентаций,. социальных стереотипов, установок и ожиданий;

- гармоничное сочетание «смысложизненной», «жизнедеятель-ностной» и «совладающей» информационных сфер группового сознания.

Выделены три: вида факторов оптимизации социально-психологических состояний больших социальных групп:

- объективные, связанные с улучшением реальной системы жизнедеятельности большой социальной группы и направленные на максимальное сближение ее потребностей с возможностями статусно-ролевой позиции. Выявлены восемь достоверных факторов, изменяющих социально-психологические состояния больших социальных групп молодежи и пожилых людей в период с 1997 по 2003г. В их состав вошли: «экономическое положение», «удовлетворенность уровнем жизни», «дополнительный заработок», «настроение и взгляд в будущее», «прогноз изменения жизни», «свободное времяпровождение», «чтение газет и художественной литературы». Показано, что социоэкономические, нормативно-правовые и организационно-управленческие факторы, а также гражданская позиция большой социальной группы должны быть сонаправленными,. сопряженными в стремлении к развитию и стабильности общества, побуждающими эту группу к активности;

- субъективные, связанные с оптимальным процессом самоидентификации большой социальной группы и совершенствования социальной перцепции в условиях интенсивной социальной динамики современности; развитой социальной рефлексией и готовностью группы конструктивно разрешать внутриличностные, внутригрупповые, межгрупповые конфликты и противоречия;

- объективно-субъективные, связанные с организацией научно обоснованного управления жизнедеятельностью больших социальных групп и общества в целом. Важно, чтобы теоретические и экспериментальные разработки социальной психологии апеллировали к динамичному обществу, акцентировали внимание на исследованиях реальных проблем общественной жизни и отдельных социальных групп и освещали проблематику этих групп, формировали акмеологическую культуру управления у государственных и муниципальных служащих.

6. Показано, что социально-психологические состояния больших социальных групп динамичны. «Внутренняя» динамика проявляется в формировании социально-психологического состояния -возникновении, развитии, стабильности, угасании и связана с логикой процессов перцептивного отражения, осознания, сравнения, оценки, формирования интегрального образа. Отражение изменения статусной позиции - это важная, но недостаточная ступень развития социально-психологического состояния. Процесс отражения должен переместиться в область сознания. Группе важно не только хорошо понимать в каком положении она находится, но и иметь планы относительно способов изхменения ситуации, что еще более активизирует эмоциональные и когнитивные процессы, обслуживающие самоорганизацию состояния как сложную нелинейную систему. Следующая ступень — структурное совершенствование социально-психологического состояния, которая проходит долгий путь от простого отражения явлений до их полностью сформировавшейся организации, выражающейся в особом мировосприятии. Наступление «институциализации» новых норм и ценностей, возникающих в новом социально-психологическом состоянии, обеспечивает критерии для оценки внешних условий. Затем набирает силу еще одна ступень внутренней динамики -выкристаллизовывание новой иерархии зависимостей, доминирования содержательных элементов социально-психологического состояния; Если на этой ступени не упорядочены структурные компоненты, то социально-психологическое состояние расплывчатое, синкретическое. Выявлены уровни развития социально-психологического состояния большой социальной группы: перцептивный, вербальный, образный, связанные с уровнями его осознания.

Внешняя динамика» социально-психологических состояний большой социальной группы проявляется в функционировании во времени, отражая динамику социальных изменений и ее качественное своеобразие (направленность, функции, аксиологические показатели группового созна-ния, стереотипы, установки, ожидания), применительно к определенным группам; наиболее существенные изменения их отмечены в группах молодежи, предпринимателей и детей группы риска. Отмечено, что большая социальная группа может одновременно иметь несколько социально-психологических состояний.

Представлена внешняя динамика социально-психологических состояний группы, жизнедеятельность которой определяется рискосодержащими факторами и имеет вынужденный статус беспризорности; она отражает социально-психологические особенности и свойства группы таких детей, выражающиеся в размытой идентичности, блокировании познавательной и трудовой мотивации, инвертированных ценностях, сниженных интеллектуальных способностях у детей. Социально-психологические состояния группы беспризорных детей имеют диссонантный вектор и представлены «реактивным сопротивлением», «социальными фобиями», «зеркальным восприятием», «социальной агрессией», «внутригрупповой пристрастностью», «эмоциональной невоспитанностью», «деперсонализацией», «искаженной идентификацией» (или «социальной аверсией»). Преобладают социально-психологические состояния «искаженной идентификации» и «реактивного сопротивления».

Выявлено, что динамические характеристики социально-психологических состояний молодежи когорт 17-ти и 29-летних достоверно отличаются. Ведущее состояние 17-летних - «когнитивный диссонанс», связанный с выбором жизненных приоритетов, ценностей; отмечается ежегодное снижение интереса к чтению литературы и периодики. Если у 17-летних установка - получить высшее образование, то у 29-летних - стать профессионалами. У 29-летних в 2003 году доминируют установки «подработать» и быть высоко профессиональными специалистами: по сравнению с 1997 и 2000 годами; их актуальное социально-психологическое состояние — «страх безработицы».

Обосновано, что динамические характеристики социально-психологических состояний большой социальной группы предпринимателей определяются становлением престижного статуса и противоречивыми отношениями к этой группе общества и власти. Особенность представителей этой группы - стремление к свободе, самореализации и творчеству через актуализацию интеллекта, энергии и воли; связь получаемой прибыли с критериями успеха и престижности.

Динамический диапазон социально-психологических состояний этой группы включает наряду с диссонантными («социальная тревога», «социальная фрустрация», «когнитивный диссонанс») и консонантные социально-психологические состояния («социальная фасилитация», «социальная поддержка», «удовлетворенность реализацией творческих планов», «воинствующий оптимизм»). Преобладает социально-психологическое состояние «воинствующего оптимизма».

Показана динамика социально-психологических состояний большой социальной группы государственных и муниципальных служащих, которая определяется статусно-ролевым положением, специфика которого в современных российских условиях характеризуется высокими требованиями к профессионально-личностным стандартам. На фоне экономического благополучия, их жизнедеятельности выявляются жесткие аттестационные требования деятельности и чаще всего авторитарный стиль управления внутри административных коллективов. Они актуализируют социально-психологические состояния «страха перед наказанием и утратой должности»; служебные возможности часто порождают состояния «девиации нравственности» и «отчуждения от населения», а иногда и «профессионального выгорания»; необходимость подчинения, исполнительность и нормативность формируют социально-психологическое состояние «когнитивного диссонанса самосохранения». Выявлены социально-психологические состояния и консонантного вектора: это «высокая статусная престижность», «стремление принести пользу обществу», «патриотическая направленность». Доминирует социально-психологическое состояние - «самосохранение и страх потери статуса».

Подтверждено, что динамика социально-психологических состояний большой социальной группы пожилых людей определяется возрастной детерминантой, изменяющей ее статусно-ролевое положение переходом от одной социальной позиции к другой. Этапы отделения от прежнего окружения и разрыва с прошлым статусно-ролевым положением формируют промежуточное социально-психологическое состояние этой группы, называемое «пустыней бесстатусности». Переход из профессиональной группы в другую социальную группу у большинства пожилых людей: сопровождается в основном диссонантными состояниями, связанными с «потребностью в присоединении», «приобретенной беспомощностью», «депрессивным реализмом», «отчуждением», «социально-психологичским эйджизмом», как подверженностью оскорбительной демонстрации по отношению к их возрасту. Отмечены и консонантные социально-психологические состояния, отражающие «благосклонное отношение к семье»,-«социальную интеграцию», «стремление трудиться». Доминирует социально-психологическое состояние «депрессивного реализма».

Уточнено, что длительное пребывание большой социальной группы в социально-психологических состояниях диссонантного вектора является негативным фактором изменения групповых и личностных свойств.

Установлен структурно-преобразовательный потенциал социально-психологического состояния большой социальной группы, который может принимать различные виды в зависимости от уровня развития социально-психологических состояний. Нами выделено четыре разновидности такого потенциала: мировоззренческий, реформаторский, реорганизаторский, перераспределительный. Высокий уровень развития социально-психологического состояния характеризуется гармоничным сочетанием всех видов этого потенциала.

7. Выявлены социально-психологические, когнитивные, организационно-управленческие закономерности и механизмы оптимизации социально-психологических состояний.

Социально-психологические закономерности формирования оптимального социально-психологического состояния связаны с согласованием социальных установок, снимающих когнитивный диссонанс; признанием процесса социального взаимодействия движущей силой развития групповой субъектности не только внутри социальной группы, но и за ее пределами; постоянной интерпретацией смысла и значения изменения статусно-ролевой позиции; с осознанием принадлежности к группе как некоему надындивидуальному целому; с выстраиванием нравственной «Мы-концепции» группы и позитивных ожиданий без нарушения временной перспективы.

Когнитивные закономерности оптимизации социально-психологических состояний больших социальных групп раскрывают закономерности восприятия: группой своего состояния и построения образа социально-психологического состояния на основании критичного восприятия и анализа, отсутствия или преодоления когнитивного диссонанса, искажающих эффектов только негативного восприятия реальности.

Организационно-управленческие закономерности оптимизации социально-психологических состояний больших социальных групп связаны с заданностью социально-психологических состояний статусно-ролевой позицией большой социальной группы; состоят в обеспечении максимального соответствия потребностей большой социальной группы возможностям статусно-ролевой позиции для сохранения в обществе стабильности. Социально-психологические состояния могут развиваться как оптимальные, при условии эффективного государственного и муниципального управления.

Представленная теоретическая концепция развития социально-психологического состояния больших социальных групп общества включает систему алгоритмов, механизмов, а также условий и факторов, обеспечивающих оптимизацию социально-психологических состояний. Разработан социально-психологический мониторинг оценки и сопровождения социально-психологических состояний. Все это является существенным вкладом в развитие нового научного направления: «исследование социально-психологических состояний больших социальных групп».

Практическая значимость результатов исследования

Разработанная научная концепция; в ее теоретическом и прикладном аспектах способна обеспечить адекватную оценку и своевременную коррекцию динамики и содержательной стороны социально-психологических состояний больших социальных групп для обеспечения стабильности общества. Она фокусирует внимание исследователей на проблемы больших социальных групп; «реанимирует» осознание предмета труда политиков, одна из составляющих которого — состояние народа, в том; числе социально-психологическое; позволяет выстроить комплексную систему социально-психологического сопровождения процесса принятия важных управленческих решений, упреждающих развитие диссонантных, неудовлетворительных социально-психологических состояний больших социальных групп.

Разработанная типология социально-психологических состояний больших социальных групп, содержательная сторона социально-психологических состояний и ее аксиологический аспект позволяют обоснованно проводить социально-психологическую паспортизацию больших социальных групп в рамках деятельности служб социальной защиты населения, а также политических, юридических, педагогических, медицинских и других направлениях, осуществляющих воздействие на социальное и профессиональное поведение представителей больших социальных групп; активизировать субъектные свойства больших социальных групп.

Результаты исследования послужили научно-методической основой для разработки соискателем учебно-методического пособия «Социально-психологические закономерности, способствующие оптимизации социально-психологических состояний» и новых программ учебных курсов «Психология управления», «Психология профессиональной деятельности», «Кадровый менеджмент», «Технологии социально-психологического развития личности и группы».

Апробация и внедрение результатов исследования Материалы исследования обсуждались на заседаниях кафедры акмеологии и психологии профессиональной деятельности РАГС при Президенте РФ, кафедры социологии и психологии ДВАГС, на методических семинарах, круглых столах и презентациях, среди которых межрегиональные научно-практические конференции, симпозиумы: «Государственная служба: состояние и проблемы функционирования» (Хабаровск, 1996г.); «Формирование органов местного самоуправления на Дальнем Востоке: опыт, проблемы, перспективы» (Хабаровск, 1997г.); «Власть и общество: опыт, проблемы и перспективы взаимодействия» (Хабаровск, 1998г.); «Социальная защита населения» (Берлин, 1998г., Париж, Лион, 1999г.); «Устойчивое развитие Востока России: проблемы и поиски решений» (Хабаровск, 1999г.); «Практическая психология обществу» (Хабаровск, 2000г.); «Социальное самочувствие пожилых людей» (Хабаровск, 2000г.); «Качество жизни и Российское предпринимательство» — III Всероссийская научно-практическая конференция (Москва, 2001г.); «Молодежь - три жизненных ситуации» (Хабаровск, 2001г.); «Социальная политика на Востоке России: проблемы и перспективы» (Хабаровск, 2001 г.); «Власть и общество: итоги десятилетия и перспективы развития» (Хабаровск, 2001г.); «Беспризорное детство» (Хабаровск, 2002г.); «Социально-психологические состояния предпринимателей, прошедших стажировку в США» (Хабаровск, 2002г.); «Ценностные ориентации и социально-психологические состояния студенчества» (Хабаровск, 2003г.); «Акмеология: личностное и профессиональное развитие» — международная научная конференция (Москва, 2004г.)

Аналитические записки, содержащие выводы и рекомендации диссертационного исследования, неоднократно являлись основой для подготовки управленческих решений в федеральных, региональных и муниципальных органах исполнительной и законодательной власти. Большинство выносимых на защиту положений диссертации использовалось для подготовки методологических и программно-методических материалов работниками администраций органов государственной власти и муниципального управления Дальневосточного федерального округа. Основные теоретические положения и результаты диссертационного исследования получили поддержку научной общественности, руководителей и органов государственной власти и муниципального управления, аппарата Полномочного представителя Президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе; отмечены почетной грамотой и премией Губернатора Хабаровского края в 2003 г. Результаты настоящего теоретико-экспериментального исследования прошли апробацию в нескольких научно-исследовательских работах для органов государственного и муниципального управления, направленных на оптимизацию системы управления под руководством и с участием соискателя. Выполнено 15 хоздоговорных и 5 госбюджетных НИР, 9 из которых депонированы: «Социальное самочувствие пожилых людей Хабаровского края»; «Молодежь Хабаровского края»; «Основные направления адаптации на рынке труда и трудоустройства граждан, особо нуждающихся в социальной защите»; «Разработка программы социально-экономического развития муниципального образования «Смидовичский район ЕАО»; «Детская беспризорность в Хабаровском крае: состояние и проблемы»; «Кадры»; «Социально-психологические состояния беспризорных и безнадзорных детей в Хабаровском крае»; «Бизнесмен» и др., в которых соискатель в течение семи лет выступал в качестве исполнителя, ответственного исполнителя? и научного

РОССИЙСКАЯ «, ГОСУДАРСТВЕННАЯ библиотека руководителя. Под руководством соискателя защищено 26 дипломных работ в Дальневосточной академии государственной службы по тематике, связанной с оценкой состояний предпринимателей, пожилых людей, молодежи, государственных и муниципальных служащих, в 2004 г. защищена кандидатская диссертация по теме: «Личностные особенности людей, склонных к бродяжничеству (на примере подростков)». Материалы исследований социально-психологических состояний молодежи были использованы для подготовки программы «Молодежная политика в Хабаровском крае» (2002г.). Теоретико-экспериментальные исследования, результаты, которых отражены в диссертации, поддерживались грантом Независимого института социальной политики № 02-2-01 и представлены в проекте, ассистентом которого являлся соискатель. Результаты многолетних исследований (1997-2004гг.) представлены в публикациях, в том числе монографиях, брошюрах, статьях и тезисах общим объемом 115; 16 п.л. Основные положения, выносимые на защиту 1. Социально-психологическое состояние большой социальной группы выступает как интегральное системное надындивидуальное психологическое образование, представляющее собой целостный образ отражения групповым сознанием ценностных ориентаций, социальных стереотипов, установок и ожиданий, предопределенных статусно-ролевой позицией группы и проявляющихся в его рациональных, эмоциональных, бессознательных и волевых компонентах.

На формирование социально-психологического состояния определяющее влияние оказывают значимые для большой социальной группы изменения ее статусно-ролевой позиции, которые выражаются в диапазоне от статусных рассогласований (несоответствие социальных ожиданий положению группы в многомерной системе стратификации, например, низкий уровень дохода и высокий уровень квалификации) до статусной кристаллизации (соответствие социальных ожиданий положению группы). Длительное пребывание социальной группы в рамках определенного социально-психологического состояния под влиянием так называемого кумулятивного эффекта (постепенного накопления малозаметных изменений) существенно изменяет социально-психологическое свойства группы и индивидуально-личностные свойства представителей этой группы. Осознание и оценка образа и динамики социально-психологических состояний позволяют большой социальной группе строить реальную картину мира и определять свое место в нем; в периоды радикальных социально-экономических преобразований осознание своего социально-психологического состояния не позволяет большой социальной группе потерять смысл и цели жизнедеятельности и не утратить чувства уверенности в завтрашнем дне.

2. Социально-психологическое состояние большой социальной группы, по своей природе есть духовное социально-психологическое образование, которое оказывает значительное влияние на жизнь людей, их практическую деятельность, проявляясь в повседневном общении, в отношениях людей и в отношении их к своей «Мы-концепции», в зависимости от статусно-ролевой позиции в обществе. Оно предопределяет направленность и напряженность индивидуально-личностных психических состояний представителей этой группы. По способу реализации своих основных функций (отражения, регулирования, интеграции, оценочной, защитной, компенсаторной, рефлексивной, эвристической, познавательной) социально-психологическое состояние большой социальной группы - это социально-психологическое явление высокого уровня обобщенности, которое в целостном образе, интегрируя результаты соотношения потребностей группы и возможностей статусно-ролевой позиции, побуждает к развитию субъектных свойств группы. По социальной направленности социально-психологическое состояние большой социальной группы является нравственно-этическим образованием, которое зависит от направленности государственной политики, ее справедливости и гуманности.

3. Социальная направленность, являясь главным объективным критерием оценки социально-психологических состояний больших социальных групп, определяется соотношением «опредмеченных» экспектаций и возможностей их реализации в рамках статусно-ролевой позиции во имя развития большой социальной группы как социального субъекта. Критерий удовлетворенности субъективен и может порождать неадекватность в оценке социально-психологического состояния.

Показателями динамики социально-психологического состояния большой социальной группы являются изменения ценностных ориентаций, социальных ожиданий, социальных установок, социальных стереотипов, переживаний в зависимости от преобразований ее статусно-ролевой позиции.

Уровни развития социально-психологического состояния большой социальной группы связаны с уровнями его осознания: перцептивным (отражение под задачу познания); вербальным (объективированное, обсуждаемое знание); образным (осознание, посредством которого перед субъектом выступает целостное содержание состояния, связанное с переживанием и предстает как сплав рационального, эмоционального, бессознательного и волевого компонентов сознания). У детей и подростков, еще не способных глубоко анализировать и осознавать особенности своего статусно-ролевого положения, уровень развития социально-психологических состояний — перцептивный. Поэтому такие состояния еще синкретичны, расплывчаты. У предпринимателей, молодежи, государственных и муниципальных служащих, а также пожилых людей, способных к независимым суждениям, анализу и самоосознанию, социально-психологические состояния вербализованы и образны, что способствует активизации функций социально-психологического состояния и созданию условий проявления субъектных свойств больших социальных групп.

4. Теоретическая модель социально-психологического состояния большой социальной группы отражает его целостность и структурно связана с соотношениями многомерного статусно-ролевого положения группы как совокупности социоэкономических показателей в системе координат общества, прав и обязанностей, социальных ролей и ожиданий, определяемых нормами и институтами, шкалами престижа, стиля жизни и «Мы-концепции» группы, включающей три сферы: «смысло-жизненную» (групповые идеалы, мотивы, наполняющие смыл жизни и определяющие не только потребности, но и целостный и ценностный способ самовыражения и интенствность взаимодействия с жизнью); «жизнедеятельностную» (самоосознание своего социально-экономического уровня через сравнительную оценку «цены» своего статусного положения и реализацию актуальных идеалов); «совладающую» (выбор реальных моделей «совладания» через оправдание статусных различий, социальное соперничество, социальную креативность или выход их группы). Уровень согласования этих соотношений и особенности разрешения противоречий между ними обусловливают направленность социально-психологического состояния и степень субъективной удовлетворенности-неудовлетворенности большой социальной группы.

Алгоритм развития социально-психологического состояния большой социальной группы построен на основе теоретической модели и когнитивных закономерностей самоосознания группой положения в структуре общества через механизмы отражения, социального представления, формирования образа состояния, оценку и сравнение с другими состояниями, создание установки и формирование знака переживаний, активизацию совладающих стратегий.

5. Формирование оптимальных социально-психологических состояний больших социальных групп, понимаемых как состояния, в которых человек или группа оказываются способными актуализировать или реализовать свой природный потенциал субъектности, обеспечивается рядом объективных и субъективных условий, способствующих максимальному сближению потребностей и ожиданий группы и возможностей ее статусно-ролевой! позиции, а также сонаправленных и сопряженных социально-психологических, социально-экономических, социально-политических факторов позитивной социальной динамики, научно-обоснованного управления жизнедеятельностью больших социальных групп, улучшения качества их жизни.

6. Социально-психологические состояния больших: социальных групп динамичны, что проявляется в изменении показателей, развитии и перспективе изменений. Динамика социально-психологических состояний больших социальных групп имеет двойной генез: внутренняя динамика отражает возникновение, развитие и угасание состояния, внешняя - взаимовлияние, взаимодействие факторов внешней социально-экономической среды и аксиологических показателей группового сознания. Она проявляется в отражении реальной жизнедеятельности группы; опосредованном осознании причин и следствий изменения статусно-ролевой позиции; наличии и изменении поляризованных векторов направленности состояний; различных соотношениях бессознательного, рационального, эмоционального и волевого компонентов сознания в зависимости от возрастных, инновационных, риско-содержащих признаков социальных групп; девиации ценностных ориентаций, социальных установок, разрушении прошлых и формировании новых стереотипов; различной степени удовлетворенности социальных ожиданий. Это придает качественное своеобразие социально-психологическим состояниям и позволяет классифицировать их по направленности, удовлетворенности, особенностям переживаний, уровням развития (особенностям когнитивного анализа, качествам обобщающего образа). Развитие диссонантных и консонантных социально-психологических состояний свидетельствует о прогрессивно-регрессивном движении. Наиболее устойчивы консонантные социально-психологические состояния, характеризующиеся гармоничным сочетанием удовлетворенности группы своим статусно-ролевым положением и позитивными проявлениями компонентов групповой психики. Относительно устойчивое социально-психологическое состояние и его позитивная динамика возможны, только при приближении к статусно-ролевому идеалу, интегрирующему активность членов группы в направлении, не противостоящем интересам и потребностям этой группы.

Большая социальная группа может иметь одновременно несколько социально-психологических состояний. Эта конвергенция свидетельствует о том, что социально-психологические состояния чаще всего смешаны, соединены с другими, и их внутренняя динамика взаимосодействия «выстраивает иерархию» зависимостей и доминирования, выделяя ведущее. Поэтому каждая социальная группа имеет свое отличительное доминирующее (актуальное) социально-психологическое состояние: беспризорные дети и подростки - социально-психологическое состояние «искаженной идентификации»; группа молодежи - социально-психологическое состояние «когнитивного диссонанса»; предприниматели - «воинствующего оптимизма»; государственные и муниципальные служащие - социально-психологичес-ское состояние «самосохранения и страха потерять статус»; пожилые— социально-психологическое состояние «депрессивного реализма».

7. Оптимальные социально-психологические состояния больших социальных групп - основа стабильности и прогресса общества, поскольку они активизируют субъектность этих групп. Поэтому основные социально-психологические закономерности формирования оптимальных социально-психологических состояний большой социальной группы связаны не только с позитивными возможностями статусно-ролевой позиции группы, но и с активизацией ее социальной субъектности; осознанием принадлежности к группе как некоему надындивидуальному целому; выстраиванием нравственной «Мы-концепции», согласованием социальных установок и позитивных ожиданий.

Когнитивные закономерности оптимизации социально-психологических состояний больших социальных групп раскрывают особенности восприятия группой своего состояния и построения его образа с учетом преодоления противоречий, связанных с исключением искажающих эффектов одностороннего, негативного восприятия; снижением остроты социальной неприемлемости; кажущейся более тесной связи детерминирующих факторов; стремления к немедленной и некритичной категоризации.

Организационно-управленческие закономерности оптимизации социально-психологических состояний больших социальных групп связаны с высокоэффективной деятельностью органов власти, способной «задавать» такие социально-психологические состояния, которые обеспечат максимальное соответствие потребностей большой социальной группы при условии активизации ее субъектных свойств. Организационно-управленческие закономерности отражают взаимосвязи управленческой и акмеологической культуры государственных и муниципальных служащих и способности к прогнозу последствий принимаемых ими решений, которые сказываются на социально-психологических состояниях больших социальных групп.

Единство аффективных и интеллектуальных процессов, а также их связь с социально-психологическими особенностями больших социальных групп, включая возрастные, профессиональные, психофизиологические, психические и другие, порождают различные переживания. У детей - беспризорных и подростков доминируют гедонистические переживания; у молодежи - к гедонистическим добавляются ценностные переживания; у группы предпринимателей доминируют творческие, у служащих - реалистические и ценностные, у группы пожилых - преобладают реалистические переживания.

Системный эффект оптимизации социально-психологических состояний больших социальных групп невозможен без осуществления мониторинговой оценки. Программно-целевая направленность социально-психологического мониторинга оценки и сопровождения социально-психологических состояний больших социальных групп в социальном пространстве связана с воссозданием целостной картины динамики свойств, специфических особенностей, потребностей групп в рамках их статусно-ролевых позиций.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованной литературы и приложений, содержащих материалы научных исследований, результаты обработки полученных эмпирических данных.

Заключение диссертации научная статья по теме "Социальная психология"

ВЫВОДЫ ПО ЧЕТВЕРТОЙ ГЛАВЕ

I. «Оптимум» - это совокупность наиболее благоприятных, рациональных условий функционирования социально-психологических состояний больших социальных групп в данном временном отрезке, при данных обстоятельствах в формате определенных статусных позиций. Оптимизировать социально-психологическое состояние большой социальной группы - приводить систему в наилучшее состояние из возможных вариантов, что означает:

- группа оказывается способной отдавать себе полный сознательный отчет в том, что происходит с ее статусно-ролевой позицией;

- группа имеет развитую систему представлений о себе и «Мы-концепции», которая способна оставаться конгруэнтной, или находиться в гармонии с глубинными чувствами и переживаниями»

- способность людей осуществлять личностное развитие наравне с непрерывно меняющимся миром на основе согласованности когнитивной продуктивности и перцептивной организации;

- способность группы быть субъектом своей жизнедеятельности;

- максимальное совпадение ожиданий большой социальной группы с условиями статусно-ролевой позиции.

Следовательно, оптимизация социально-психологического состояния большой социальной группы - это система сопряженных и взаимосвязанных психических, социальных и экономических процессов, направляющих развитие социально-психологического состояния к наиболее эффективному в данных условиях и наиболее благоприятному из возможных вариантов, соответствующих удовлетворенности статусно-ролевых притязаний группы и активизации ее субъектных свойств.

2. Оптимальные социально-психологические состояния больших социальных групп - основа стабильности и прогресса общества, поскольку они активизируют субъектность группы.

3. Выдвинутая А.А. Деркачем формула психического обеспечения той или иной деятельности или жизнедеятельности = В; целом хорошо согласуется с проблемами формирования оптимального социально-психологического состояния; большой социальной группы. Применительно к нашей концепции эта формула может быть интерпретирована следующим образом: большая социальная группа должна сама установить степень своей социальной зрелости, компетентности и профессионализма, а также степень самостоятельности, которая дала бы ей возможность определить свое собственное представление об оптимальном статусно-ролевом положении в современном социуме.

4. Системообразующим фактором оптимального социально-психологического состояния становится согласованный и консистентный социальный статус группы.

5. В оптимальном социально-психологическом состоянии его функции имеют тенденцию к наиболее полной реализации. Так, „ на стадии оптимизации социально-психологического состояния наиболее полно проявляются такие функции, как функция отражения, интеграции-дифференциации, формирования-развития. Изменения социально-психологических свойств большой социальной группы в оптимальном социально-психологическом состоянии обеспечиваются аксиологической, оценочной, защитной, рефлексивно-эвристической, познавательной и регулятивно-адаптационной функциями. Влияние оптимального социально-психологического состояния большой социальной группы на общество и внешнюю среду опросредованно обеспечивается через мировоззренческую, коммуникативную, прогностическую и воспитательную функции.

6. Основные социально-психологические закономерности формирования оптимальных СПС связаны не только с позитивными возможностями статусно-ролевой позиции большой социальной группы, но с активизацией ее социальной субъектности, осознанием членов группы принадлежности к группе, как некоему надындивидуальному целому, выстраиванием нравственной «Мы-концепции», согласованием социальных установок и позитивных ожиданий. Важно отметить такую социально-психологическую закономерность оптимизации социально-психологических состояний больших социальных групп, как учет общеметодологических принципов: гуманизма, субъектности, жизнедеятельности, потенциального и актуального, моделирования, обратной связи; частных принципов: упреждение статусно-ролевых рассогласований, устранение статусно-ролевых рассогласований.

7. Социально-психологические закономерности развития оптимального социально-психологического состояния большой социальной группы раскрывают существенные изменения в статусе, особенности современного массового сознания, его аксиологических показателей, механизмов активной социально-психологической защиты.

8. Основной социально-психологический закон развития оптимального социально-психологического состояния большой социальной группы состоит в том, что СПС должно иметь социальную направленность, изменения ценностных ориентаций, ожиданий, установок, и стереотипов максимально согласованые с возможностями, нормами и ограничениями статусно-ролевой позиции этой группы.

9. Когнитивные закономерности раскрывают особенности восприятия и понимания социальной группой своего социальнопсихологического состояния и стремления группы к оптимизации своих социально-психологических состояний. Основные закономерности формирования оптимального социально-психологического состояния большой социальной группы состоят в следующем: появление информации негативного плана требует выхода из этого состояния; оценка состояния основывается на социальных ожиданиях, сложившихся в «Мы-концепции» группы; представление и осознание СПС сопровождается сличением его образа с образом оптимального социально-психологического состояния; переживания каждой группы, связанные с формированием современных социально-психологических состояний имеют свои особенности: у детей - это гедонистические, у молодежи — гедонистические и ценностные, у предпринимателей — творческие, у служащих - реалистические и ценностные, у пожилых — преобладают реалистические переживания.

10. Одним из основных когнитивных механизмов формирования оптимального социально-психологического состояния является самоидентификация группы, на основании когнитивных процессов определения себя как члена группы, усвоения оптимальных социо-экономических норм, приписывание себе основных свойств группы и использование норм группы как внутренних регуляторов своего поведения. Следующие механизмы - социальные представления, закрепляющие и создающие образ оптимального социально-психологического состояния, и социальные сравнения ценностно-значимых качеств своей модели оптимальности и действительных норм и возможностей статусно-ролевой позиции группы. В этом мы видим новую функцию социальных представлений. Функцию ориентира осуществляет «Мы-концепция» большой социальной группы

10. Организационно-управленческие закономерности формирования оптимальных социально-психологических состояний большой социальной группы проявляются на стадии принятия и реализации управленческих решений, изменяющих ее статусно-ролевые характеристики, а также на стадиях контроля, оценки и коррекционных действий, выполняемых соответствующими властными структурами; общества. Базовая организационно-управленческая закономерность состоит в том, что реализуемая политика как содержание власти осознанно или неосознанно формирует социально-психологические состояния больших социальных групп, имеющие: различный вектор направленности (это могут быть социально-направленные, оптимальные или асоциально-направленные, деструктивные состояния).

11. Упреждение и устранение статусно-ролевых рассогласований, как частных принципов оптимизации социально-психологических состояний обеспечиваются организационно-управленческими средствами: интеллектуальной экспансией в форме распространения идей и проектов, способствующих кристаллизации статусов; правовым регулированием ограничений и возможностей большой социальной группы; экономическим регулированием системы доходов и расходов, влияющих на социально-экономическую ситуацию статусно-ролевых позиций.

12. Необходимость формирования оптимальных социально-психологических состояний больших социальных групп заключается в стремлении удержать общество в психолого-политической стабильности, поскольку эта стабильность позволяет большим социальным группам, как всему населению, сохранять целенаправленность своего поведения в моменты «опрокидывающих» воздействий политического характера. Социально-психологические состояния больших социальных групп - это мощные индикаторы устойчивости общества. Из этого следует, что если государственное и муниципальное управление справляется со своими политическими и социально-экономическими задачами, то социально-психологические состояния больших социальных групп проявляются как консонантные, близкие к оптимальным; если это не удается, то социально-психологические состояния этих групп - диссонантные.

13. Государственные и муниципальные органы управления должны содействовать большим социальным группам в осознании ими своих социально-психологических состояний, поскольку это активизирует их экономическое поведение, формирует экономические представления, экономическое мышление и приводит к преобразованию экономического сознания, субъектных свойств.

14. Важно активизировать социально-психологический мониторинг оценки и сопровождения социально-психологических состояний больших социальных групп. Оправдал себя алгоритм оценки СПС, созданный на основе перспективно-целевого анализа жизнедеятельности социальной группы, определение потребностно-мотива-ционной сферы, алгоритмическое описание требуемых параметров и качественных характеристик проектируемого эталонного СПС, предположения о возможных событиях, которые внесут статусные изменения, планирование упреждающих и корректирующих мер минимизации статусных рассогласований.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Научное познание проблемы «динамика социачьно-психоло-гических состояний больших социальных групп» связано с выявлением природы, условий и факторов их детерминирующих; механизмов, уровней и алгоритмов развития; коррекции и оптимизации. Интерес, актуализирующий такое направление исследований, предопределяется необходимостью осмысления проблематики, порожденной новым типом социальных отношений, и поиском концептуальных основ анализа социально-психологических феноменов радикачьно изменяющегося, нестабильного мира. Социальная нестабильность общества наиболее контрастно проявляется в жизнедеятельности больших социальных групп (новых, старых и изменяющихся), что оказывает существенное - влияние на все общество, в целом, и на личность, в частности, поскольку именно в больших социальных группах: формируются социально-значимые черты человеческой психики. В изменяющемся социуме изменяются социально-психологические свойства больших социальных групп, изменяются и их социально-психологические состояния.

Ценность исследования социально-психологических состояний (СПС) больших социальных групп велика: достаточно подчеркнуть, что эти состояния информативны, поскольку представляют собой интегральное системное надындивидуальное образование результирующего образа целостного отражения групповым сознанием соотношения ожиданий, связанных с реализацией потребностей, и возможностей статусно-ролевой позиции группы в структуре общества, которые проявляются в бессознательных, рациональных, эмоциональных и волевых компонентах группового сознания. Эти проявления важно знать и использовать в системе управления обществом, чтобы вносить своевременные коррекции, сверять прогнозы социально-экономических преобразований с «живой тканью» социально-психологических состояний, отражающих «температуру больших социальных групп»: их установки, ценности, стереотипы, переживания и ожидания.

Анализ теоретико-методологических основ изучения социально-психологических состояний больших социальных групп позволил сделать ряд выводов, связанных с генезисом проблемы, эпистемологическим аспектом социально-психологических состояний, их уровнями развития, существенными свойствами различной степени обобщения, механизмами, условиями и факторами формирования оптимальных СПС.

Проблемам больших социальных групп как субъектной основе социально-психологических состояний уделялось недостаточное внимание, как в традициях американской, европейской, так и отечественной социальной психологии. Больше внимания уделялось проблемам идентификации, социальных представлений, поведению, сходству больших социальных групп - в зарубежной психологии; межгрупповому сравнению, психическому складу и эмоциональной сфере, статусу, стратификации, ценностным ориентациям и новым характеристикам больших социальных групп - в отечественной социальной психологии. Социально-психологические состояния абстрактно обозначались как возможные, упоминались как состояния сознания общества, наделялись атрибутивными характеристиками, но не исследовались как самостоятельные системные социально-психологические явления.

Поиск концептуальной основы формирования СПС больших социальных групп показал, что эта проблема находится в русле познавательно-регулятивных возможностей социального субъекта и представлена в основном в философских, социологических и психологических исследованиях. Важными в развитии теоретической концепции СПС больших социальных групп явились выделяемые философами такие социальные феномены, как духовное пространство и духовное единство (Э.Гуссерль); надындивидуальное сознание

Г.Риккерт); стремление человека к анализу и переживаниям в постижении бытия (М.Хайдеггер); ценность личности, всестороннее развитие которой обеспечивает социальная организация (Н.А. Бердяев). Феномен состояния в философии понимается как сосредоточение на внутреннем мире через самоосознание своего «Я» (своего образа, особенностей личности, системы ценностей, предпочтений, желаний и стремлений). В современных философских подходах акценты переносятся; с познающего на познаваемый субъект, самоосознание трактуется не как начало, а как итог реконструкции в познавательных процедурах действий субъектов. Это позволяет считать, что социально-психологическое состояние, отработанное самосознанием представителей большой социальной группы, предстает как итог познавательных реконструкций в сознании.

Социальный психоанализ по З.Фрейду не отрицал возможности исследования тенденций изменения состояний общества, по К.Юнгу-у народов есть свойственная им направленность духа, как часть коллективного бессознательного, представленная в образах, которые можно осознать. Рациональная аргументация и мотивация действуют до тех пор, пока люди свободны от стрессов и деструктивных переживаний. Если накал страстей поднимается выше критического, происходит прорыв бессознательного, рушатся социальные нормы, не действуют законы. Подобные детерминанты СПС опасны.

Когнитивные психологи подчеркивают трудности, связанные с самоосознанием человеком своих состояний, поскольку он как существо, наделенное сознанием может хотеть одно, осознавать другое, говорить третье, а поступать иначе. Но человеку важно интерпретировать свои состояния, поскольку их адекватность влияет на точность самооценки себя как личности, других людей и взаимоотношений с ними.

Социальные психологи показали взаимодинамику социально-психологических и социально-экономических явлений (А.Л.Журавлев), что позволяет допустить: как только происходят социоэкономические перемены, изменяются и социально-психологические состояния, как социально-психологические явления. «Связующим звеном» СПС и социально-экономических условий с позиции социологической мысли является взаимодействие разноприродных явлений, которое осуществляется в социальном пространстве в зависимости от статусно-ролевой позиции большой социальной групп.

Реализовать «построение» научного знания о феномене СПС большой социальной группы означает перевести его в научную категорию и дать определение, поскольку основным принципом построения системы категорий считается движение от явления к сущности. В эпистемологическом плане социально-психологическое состояние — это важнейший компонент социальной психики, определяющий своеобразие когнитивных, аффективных и конативных процессов в условиях социальных изменений. Выступает как особая форма более или менее осознанного отражения организации группового ментального и эмоционального опыта.

Особенность теоретической модели СПС большой социальной группы определяется тем, что социально-психологическое состояние формируется в процессе жизнедеятельности этой группы, занимающей определенную статусно-ролевую позицию в структуре общества. При этом проектирование СПС затруднено по нескольким причинам: направленность социально-психологических состояний больших социальных групп определяется социально-экономической обусловленностью характеристик статусно-ролевой позиции и тем межгрупповым неравенством, которое заложено в системах общества; аксиологические ценности, лежащие в основе феномена неравенства, изменчивы как по содержанию, так и по уровням проявлений в групповом сознании; интенсивность и неожиданность социоэкономических изменений в обществе вызывает чаще всего формирование диссонантных и реже консонантных СПС. Теоретическая модель социально-психологического состояния большой социальной группы должна отражать интеграл СПС как феномен действительности (сущностные свойства, компо-нетнты, функции), динамику и направление изменений СПС (движение,, развитие, перспективы развития, социальный знак; итогового образа-состояния), сферу и формы влияний СПС на процессы и свойства! социальной группы в результате статусно-ролевых изменений. Процессуальную модель социально-психологического состояния большой социальной группы можно представить как связь процессов социальных представлений, социальных сравнений и продуктивных переживаний единства и специфичности внутреннего и внешнего мира5 при определении и осмыслении группой своего статусно-ролевого положения в обществе на основе: реалистического группового самоосознания, начиная с получения? информации о наличном социально-психологическом состоянии и его оценки, формирования образа СПС и пристрастной установки.

В модели заложен; алгоритм формирования социально-психологического состояния большой социальной? группы через: социально-психологические механизмы социально представления; социального сравнения, социальной мобильности, социальной креативности и социального соперничества; Модель объясняет, как формируется; СПС большой социальной группы, и почему представители неконтактных, обезличенных больших социальных групп могут испытывать одни и те же чувства, состояния, принимать, «близко к сердцу» свойственное только этой социальной^ группе. Объяснение такому феномену можно найти в парадигме социокультурного: пространства: (П.Бурдье, Э.Дюркгейм, В.Ильин, П.Сорокин, К.Хоуп, П.Штомпка). В ее контексте реальный; статус - это совокупность прав и обязанностей; если статусная позиция: характеризует место - в социальном пространстве,-воздействующее в том или ином направлении и стой или иной силой на поведение группы, то социальная; роль - это реальное поведение в пределах, предписанных статусом, это статус в действии. В связи с этим можно сказать, что группа и индивид свободны в своем поведении только в пределах границ статусной позиции, предопределяющей образ жизни, например, потребление ограничено наличием средств. Следовательно, варианты, поведения (стиль жизни) человек: и группа выбирают сами, поскольку они определяются их психологическими и социально-психологическими особенностями, а образ жизни— детерминируется статусной позицией и не может быть изменен без ее смены. Изменения статусной позиции, которая в основном конструируется самой системой управления обществом, вносит существенные изменения в образ жизни большой социальной группы.

Концептуальные подходы к исследованию социального статуса и его динамики - важное в контексте этой работы, но малоизученное (в его целостности) направление. В связи с этим целесообразны: следующие краткие выводы:

- основание для: разделения концепций - понимание статуса в социоэкономическом смысле и как выражение престижа;

- совокупность объективных характеристик позиции, которую занимает группа в многомерном социальном пространстве;

- совокупность прав и обязанностей социальной группы, социальных ролей и ожиданий, определяемых нормами и институтами;

- позиция социальной группы относительно признаваемой в обществе шкалы престижности;

- определенный стиль жизни.

Измерения социального статуса также многообразны: одни соотносят их с тремя сферами жизни: политической (обладание правами), экономической (собственность, контроль и обладание экономическими ресурсами) и культурный (стиль жизни); другие подчеркивают важность для изучения статуса показателей власти, собственности и культурного капитала; третьи - престиж, почести и уважение. Исследования социального статуса в социологии в рамках социоэкономической модели связаны с тремя направлениями: первое - богатое традициями исследования статусной рассогласованности, кристаллизации, консис-тентности, глубинных механизмов динамики статуса (status inconsistency); второе - концепция достижения статуса (status attainment), третье - концепция статусного перехода (роль обрядов, ритуалов, сопровождающих переходы из одного состояния в другое) (status passage).

Особый интерес для формирования теоретической концепции и динамики социально-психологических состояний большой социальной группы представляют исследования динамики социального статуса и его реконструкции. Представленные выше формы рассогласования и «дезорганизации» социального статуса (его составляющих) под воздействием внешних факторов стимулируют «запуск» механизмов его «реконструкции». Реконструкция социального статуса в результате деформации социально-психологического состояния представляет собой деятельность по использованию, дополнению имеющихся и созданию новых ресурсов, что в итоге позволяет достичь желаемого ожидания большой социальной группы. Ориентиры этого идеального (оптимального) положения складываются из понимания большой социальной группой своего места, частью из престижного опыта, стереотипов, частью из проектируемой идеальной роли группы в обществе, определяемого главным образом ориентирами морального, оценочного характера. Этот процесс имеет множество проявлений и индикаторов, связанных с наличием и использованием различных типов ресурсов для формирования достаточно устойчивых статусно-ролевых позиций.

При изменении социального статуса актуализируется тенденция сохранения позитивной идентичности, а это, в свою очередь, подключает механизмы представления и сравнения ценностно-значимых качеств характеристик качества жизнедеятельности группы по факту неравенства или рассогласования статусов. Затем стратегия «совладания» активизирует целевые социально-психологические механизмы индивидуальной и групповой мобильности, социальной креативности, когнитивного диссонанса, социального соперничества и механизма оправданности статусной позиции. Такой алгоритм может способствовать преобразованию социальным субъектом: диссонантного социально-психологического состояния в консонантное.

Введение классификации социально-психологических состояний больших социальных групп по типу - консонантные и диссонатные -связано с наиболее адекватным отражением природы такого состояния, что отражает соответственно отсутствие или наличие противоречий между статусно-ролевой позицией большой социальной группы и ее ожиданиями. Конвергенция социально-психологических состояний (соединение нескольких СПС во времени) приводит к усилению их воздействия на группу.

В статусно-ролевой модели СПС выделены этапы проектирования СПС консонантного типа: перспективно-целевой анализ жизнедеятельности большой социальной группы с выявлением возможных статусных рассогласований; определение потребностно-мотивационной сферы и ее объективных социально-экономических условий реализации, которые бы предотвратили рассогласование статусно-ролевой позиции группы и ее ожиданий; алгоритмическое описание требуемых параметров и качественных характеристик проектируемого эталонного СПС; предположения о возможных социально-экономических изменениях, которые внесут статусные рассогласования; планирование превентивных и корректирующих социально-экономических мер минимизации возможных статусно-ролевых рассогласований. Выделены базовая, особенная и специальная структурные основы модели развития СПС, опирающиеся на основные групповые свойства. Таким образом, в основе содержания теоретической концепции формирования и развития социально-психологических состояний больших социальных групп выделяется инициирующая роль статусно-ролевой позиции в образовании СПС, а также обозначаются внутренние механизмы представления, идентификации, сравнения, переживания и оценивающей роли группового сознания, представленные в «Мы-концепции».

Социально-психологические состояния больших социальных групп динамичны. «Внутренняя динамика» их проявляется в возникновении, развитии, стабильности и угасании и предопределяется логикой процессов: перцептивного отражения (важная, но недостаточная ступень развития СПС), осознания (важно не только понимать в каком положении находится группа, но и иметь планы относительно способов изменения ситуации), сравнения, оценки (структурное совершенствование СПС), формирования интегрального образа (выкристал-лизовывание новой иерархии зависимостей, доминирование содержательных элементов СПС).

Развитие социально-психологических состояний имеют уровни и связаны с уровнями отражения статусно-ролевых позиций в сознании. Первый уровень - перцептивный (слабые причинно-следственные связи, недиффернцированная структурная основа, предметно-чувственный уровень отражения) - свойственен группе подростков, склонных к бродяжничеству; второй - вербальный (логичный анализ, аргументированные сравнения, но группа не способна выработать эффективные стратегии совладания) - свойственен 17-летней молодежи и пожилым людям); третий - образно-действенный (проявляется в группах с развитыми мировоззренческим, реформаторским, реорганизационным и перераспределительным потенциалами. На этом уровне активизируются субъектные свойства большой социальной группы, и этот уровень свойственен для предпринимателей, государственных и муниципальных служащих.

Внешняя динамика» социально-психологических состояний больших социальных групп проявляется в когнитивно-эмоциональном отражении социально-экономического «наполнения» статусно-ролевой позиции группы и «аккомпанементной включенности» СПС в реальную жизнедеятельность большой социальной группы; опосредованном осознании причин и следствий изменения социальной среды, детерминирующих СПС, и «подключении» механизмов социальной мобильности, социальной креативности, социального соперничества, оценки своего социального статуса; наличии поляризованных векторов направленности социально-психологических состояний; в удовлетворенности (неудовлетворенности) группы своим статусно-ролевым положением в обществе. СПС больших социальных групп целесообразно подразделять на «консонантные» (конструктивные, социально направленные, вызывающие удовлетворенность большой социальной группы своим статусно-ролевым положением), «диссонантные» (противоположные консонантным) и «конвергентные» (несколько СПС, одновременно проявляющихся в жизнедеятельности большой социальной группы) состояния; особом отражении большой социальной группой тех ценностей.

Большие социальные группы, в зависимости от уровня развития и социально-психологических свойств, имеют различные потенциалы проявления динамики социально-психологических состояний: мировоззренческий, реформаторский, реорганизационный и перераспределительный. Дети и пожилые люди, как слабо защищенные группы общества, не могут самостоятельно активизировать реорганизаторский и перераспределительный потенциалы динамики СПС, поскольку социальный статус у одних еще не «принят», у других - изменен. В этой связи дети группы риска, уходя из-под контроля родителей и педагогов, теряют необходимую поддержку на стадии социализации; пожилые люди, переживая рекомпозицию былого статуса, чаще всего испытывают депрессивные состояния, поскольку эта рекомпозиция связана с потерями. Наиболее полную активизацию всех перечисленных потенциалов могут осуществить большие социальные группы молодежи старших возрастов,, предприниматели, служащие.

Исследования показали, что разработанная теоретическая модель социально-психологического состояния большой социальной группы, позволила выделить совокупность наиболее информативных показателей изменения социального статуса: экономическое положение, удовлетворенность уровнем жизни, угроза безработицы, настроение и взгляд в будущее, безделье в свободное время, прогноз изменения жизни, дополнительный заработок, чтение газет и художественной литературы. Результаты мониторинговых исследований СПС в течение шести лет (1997-2000-2003) выявили несколько тенденций: наиболее динамичны социально-психологические состояния больших социальных групп, отличающихся возрастными признаками - оценка статусных ожиданий достоверно отличается в период серьезных социальных и экономических изменений в основном в группах молодых людей, у пожилых - стабильная депрессия; для всех групп наиболее значимы социально-экономические изменения статусно-ролевых позиций, детерминирующие СПС; угрожающие экономические изменения, приводящие к статусному рассогласованию, достоверно изменяют существенные социально-психологические особенности больших социальных групп (даже юношеский максимализм, оптимистические настроения 17-летних не проявлялись в 1997 и 2000 годах); социально-психологические ожидания пожилых людей не удовлетворены, поэтому за шесть лет их социально-психологические состояния не изменились в лучшую сторону, а стратегия выживания основывалась на дополнительных заработках, при этом снижался показатель уровня чтения газет и журналов (уменьшение свободного времени, удорожание периодики, изменение содержательной и структурной основ указанной печатной продукции и др.); отмечается тенденция страха у молодежи 24 -и 29 - летних сегментов перед угрозой безработицы.

Опросы и последующий частотный анализ предлагаемых образов социально-психологических состояний для исследуемых пяти групп показал наличие следующих социально-психологических состояний по группам. У детей (по опросам взрослых экспертов, поскольку исследуемая нами группа беспризорных и безнадзорных детей давала неадекватные оценки), склонных к бродяжничеству, и беспризорных отмечены диссонантные социально-психологические состояния «искаженной идентификации», «реактивного сопротивления», «самосохранения», «вакуума нравственности», «социальной агрессии», «социальной фобии»; консонантные - «социальная поддержка», «удовлетворенность свободой». Ведущее СПС этой группы - «искаженная идентификация».

В молодежной группе также доминируют диссонантные социально-психологические состояния: «когнитивный диссонанс», «ложный консенсус», «относительная депривация»; консонантные — «реактивного сопротивления», «социальной поддержки», «акмеологическое». Ведущее СПС - «когнитивный диссонанс».

У представителей большой социальной группы предпринимателей отмечены дисонатные - «когнитивный диссонанс», «неоправданные ожидания»; консонантные — «оптимистическая мобилизация», «акмеологическое». Ведущее СПС - «воинствующий оптимизм».

Для группы государственных и муниципальных служащих характерны такие консонантные СПС, как «социальная толерантность», «социальная фасилитация», «патриотическое», «акмеологическое»; диссонантные СПС - «самосохранения», «когнитивного диссонанса». Ведущее СПС - «самосохранение и страх потерять статусно-ролевое положение».

В группе пожилых людей доминируют диссонантные - «аноми-ческая депрессия», «деиндивидуализация», «когнитивный диссонанс», приобретенная беспомощность», «пустыня бесстатусности», «деэкс-пектации»; консонантное - «социальной толерантности». Ведущее СПС - «депрессивного реализма».

Формирование оптимальных социально-психологических состояний больших социальных групп - путь к стабильности общества. Гистограммы - конструкты образа оптимального социально-психологического состояния имеют некоторые отличия в различных группах. В группе служащих предпочтение отдается престижности статуса, в группе предпринимателей и молодежи - возможностям самореализации, в группе пожилых - экономическим условиям и престижности статуса.

Основные социально-психологические закономерности развития оптимального социально-психологического состояния основываются на формуле психического обеспечения деятельности или жизнедеятельности, предложенной А.А. Деркачом. Сущность ее, применительно к статусно-ролевой концепции социально-психологического состояния, в том, что социальная группа должна сама установить степень своей социальной зрелости, компетентности и профессионализма, а также степень самостоятельности, которая дала бы ей возможность определить свое собственное оптимальное статусно-ролевое положение в современном социуме. По сути - это принцип социальной субъектности в действии. Поэтому социально-психологические состояния больших социальных групп дают информацию о социальной группе не только как носителе ценностей, стереотипов, установок и ожиданий, но и о степени активности группы как социального субъекта (Е.АЛблокова). Эта закономерность актуализирует определение целой совокупности ориентиров, проблем, противоречий, которые помогли бы большим социальным группам развиваться в стремлении к оптимизации своих СПС. В связи с этим другие социально-психологические выявлялись нами в соответствии с функциями социально-психологических состояний больших социальных групп. Такие функции СПС как отражения, познания, интеграции-дифференциации, формирования и развития порождают социально-психологические закономерности оптимизации СПС - стремление к позитивным переживаниям, социально-направленным состояниям, формирование целостного и понятного образа СПС. Аксиологическая (ценностная), оценочная, рефлексивная функции СПС порождают закономерности упорядочения информации, субъективной интерпретации и получения удовлетворения от нее; защитная и регулятивная функции СПС большой социальной группы порождают закономерности порождения позитивных эмоций и чувств, появления личностных психических состояний в ответ на значимые факторы или события. Мировоззренческая, коммуникативная, прогностическая, воспитательная функции СПС порождают социально-психологические закономерности видения картины мира, умение ее объяснить, изменять свои взгляды и порождать субъектные свойства. Основная социально-психологическая закономерность оптимизации СПС большой социальной группы - наличие удовлетворенности жизнью, саморазвитие, чувство контроля над своей жизнью, иными словами - максимальное приближение социальных ожиданий группы к возможностям ее статусно-ролевой позиции.

Когнитивные закономерности оптимизации социально-психологических состояний больших социальных групп проявляются в формировании «Мы-концепции» оптимальности каждой группы; установке на эталон-образ оптимальности и критичное сравнение получаемой информации; глубоком познании и адекватном отражении текущего СПС; выявлении уже на уровне перцептивного отражения значимости для группы изменяющихся или существующих характеристик ее статусно-ролевой позиции. Важно отметить такие когнитивные закономерности, которые снижают эффекты оптимизации СПС: «стремление к выходу» из СПС при появлении информации негативного плана; стремление осуществлять категоризацию событий немедленно; снижение остроты социальной неприемлемости в восприятии СПС другой группы в условиях нестабильности общества; иллюзорная корреляция, когда связь детерминирующих факторов кажется более тесной, чем она есть на самом деле; недоучет специфики переживаний различных групп.

Организационно-управленческие закономерности оптимизации СПС больших социальных групп предопределяются тем, что условия и факторы развития социально-психологических состояний, оптимальных в том числе, задаются властью и проявляются в самой системе управления от подготовки и принятия управленческих решений до их реализации. При этом только тогда общество будет устойчивым, если управление будет эффективным, опирающимся на знание социально-психологических состояний, особенностей, свойств, потребностей и ожиданий больших социальных групп. Отмечается основная организационная закономерность оптимизации СПС больших социальных групп — сознательное формирование оптимальных СПС на основе прогноза и максимального учета социальных ожиданий групп, активизации субъектных свойств групп, а также своевременная коррекция составляющих интегрального образа этих состояний на основе совершенствования статусно-ролевых позиций этих групп. Сложность управления социальным субъектом, каким являются большие социальные группы в современном обществе, требует научных основ. Опираясь на выявленные закономерности и особенности развития социально-психологических состояний больших социальных групп и учитывая разработанную теоретическую статусно-ролевую модель и алгоритм формирования СПС таких групп, целесообразно введение социально-психологической мониторинговой оценки социально-психологических состояний больших социальных групп, что позволит учитывать все закономерности, условия и факторы формирования всего диапазона таких состояний, своевременно корректировать и эффективно упреждать негативные проявления, развивать субъектные свойства, формировать гражданское общество.

Список литературы диссертации автор научной работы: доктор психологических наук , Каширина, Лариса Васильевна, Москва

1. Абульханова-Славская, К.А. Акмеологическое понимание субъекта / К.А. Абульханова-Славская // Основы общей и прикладной акмеологии. М.: РАГС, 1995. - 387 с.

2. Абульханова-Славская, К.А. Активность личности в социальной психологии / К.А. Абульханова-Славская // Психология личности и образ жизни. -М.: Наука, 1987. С. 10-14.

3. Абульханова-Славская, К.А. Стратегия жизни / К.А. Абульханова-Славская. М.: Мысль, 1991.-301 с.

4. Абульханова-Славская, К.А. Философско-психологическая концепция С.Л. Рубинштейна / К.А. Абульханова-Славская, А.В. Брушлинский. М.: Наука, 1989. - 169 с.

5. Агеев, B.C. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы / B.C. Агеев. М.: МГУ, 1990. - 240с.

6. Агеев, B.C. Социальная идентичность личности / B.C. Агеев // Социальная психология: Хрестоматия / Сост. Е.П. Белинская, О.А. Тихомандрицкая. М.: Аспект Пресс, 1999. - С. 349-356.

7. Агеев, B.C. Взаимоотношение групп с неравным статусом и психологические последствия / B.C. Агеев // Психологический журн. -1999. Т.П. - №4.-С. 12-19.

8. Александрова, М.Д. Проблемы социальной и психологической геронтологии / М.Д. Александрова. Л.: ЛГУ, 1974. - 136 с.

9. Ю.Ананьев, Б.Г. О проблемах современного человекознания / Б.Г. Ананьев. М.: Наука, 1977. - 379с.

10. Ананьев, Б.Г. Избранные психологические труды. В 2-х т. / Б.Г. Ананьев М.: Педагогика, 1980. - Т.1. - 228 с.

11. Андреева, Г.М. Психология социального познания / Г.М. Андреева. Изд. второе. - М.: Аспект Пресс, 2000. - 288с.

12. Андреева, Г.М. Трудности социального познания: «образ мира» или реальный мир / Г.М. Андреева // Социальная психология в современном мире / Под ред. Г.М.Андреевой, А.И. Донцова. М.: Аспект Пресс, 2002. - 335 е., С. 182-203.

13. Андреева, Г.М. Социальная психология / Г.М. Андреева. М.: Наука, 1994.-324 с.

14. Анисимов, С.А. Психологические аспекты стимулирования труда российских чиновников / С.А. Анисимов // Сколько платить российскому чиновнику?: Материалы «круглого стола». М.: РАГС, 2001. С. 22-24.

15. Анисимов О.С. Педагогика и акмеология: общая и управленческая / О.С.Анисимов. Минск, 2002. - 788 с.

16. Анцыферова, Л.И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысливание ситуаций и психологическая защита / Л.И. Анцыферова // Психол. журн. 1991. - Т. 6. - № 3 - С. 54-72.

17. Анцыферова, Л.И. Психология старости: особенности развития личности в период поздней взрослости / Л.И. Анцыферова // Психол. журн. 2001. - Т. 22. - №3. - С. 88.

18. Арефьев, А.Л., Бердычева Н.М. Беспризорники в постсоветской России / A.JT. Арефьев, A.JI. Бердычева. // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. — 2003; №5-6 (67-68).-С. 21-29.

19. Аронсон, Э. Социальная психология: Психологические законы поведения; человека в социуме7 Э. Аронсон. СПб.: Нева, М.: Олма-Пресс, 2002. -558 с.

20. Асеев, В.Г. Мотивация поведения человека / В.Г. Асеев. М.: Наука, 1976. - 225 с.23; Асеев, В.Г. Личность и значимость побуждений / В.Г. Асеев.-М.: Институт психологии РАН; 1993.- 220 с.

21. Асеев, В.Г. Мотивационные потенциалы госслужащих / В.Г. Асеев // Научные доклады'99. Вып.1. - М;, 1999. - С.125-135.

22. Анцупов, А.Я. Конфликтология: Учебник для вузов / А.Я. Анцупов, А.И. Шипилов. М.: ЮНИТИ ДАНА, 2002. - 591 с.

23. Баклушинский, С.А. Развитие представлений о понятии «социальная идентичность» / С.А. Баклушинский, Е.П. Белинская // Социальная психология: Хрестоматия. / Сост. Е.П. Белинская, О.А. Тихомандринская. М.: Аспект Пресс, 1999. - С. 356-364.

24. Безгодов, А.В . Очерки социологии предпринимательства /

25. A.В. Безгодов; Под ред. Д.П. Гавры. СПб.: Петрополис, 1999. - 223 с.

26. Бердяев, Н.А. Философия неравенства / Н.А. Бердяев; / сост. автор предисл. и примеч. Л.В.Поленов. М.: ИМА-ПРЕСС, 1990.-285 с.

27. Береговой, Г.Т. Экспериментально-психологические исследования в авиации и космонавтике / Г.Т. Береговой, Н.Д. Завалова, Б.Ф. Ломов, В.А. Пономаренко. М.: ИП РАН, 1978.- 235 с.

28. Бехтерев, В.М. Избранные труды по социальной психологии. /

29. B.М. Бехтерев. М.: Наука, 1994. - 400 с.

30. Бехтерев, В.М. Объективная психология / В.М. Бехтерев. /Изд. подг.Б.Ф.Ломов, В.А.Кольцова, В.И.Степанов. М.:Наука, 1991.-475 с.

31. Богомолова, Н.Н. Психология больших социальных групп: новые судьбы, новые подходы / Н.Н. Богомолова, А.И. Донцов, Т.В. Фоломеева // Социальная психология в современном мире / Под ред. Г.М. Андреевой, А.И. Донцова.- М.'Аспект Пресс, 2002. С. 132-148.

32. Богомолова, Т.Ю. Статусная рассогласованность как аспект социальной стратификации: презентация классической концепции / Т.Ю. Богомолова, С. Саблина // Рубеж. 1999; - №10-11. - С. 27-34.

33. Бодалев, А.А. О характеристиках идентификации и: идентичности на ступенях взрослости // Мир психологии; — 2004. №2 (38). -С. 93-98.

34. Бодалев, А.А. Межличностное восприятие и понимание. Личность и общество / А.А. Бодалев. Ml: Педагогика, 1983. — 256 с.

35. Большой толковый словарь русского языка / Под ред. С.А.Кузнецова. -СПб: «Норинт», 2002. 1535 с.

36. Бородкин, Ф.М. Социальные конфликты: обнаружение, диагностирование, уход / Ф.М: Бородкин, Т.Ю. Богомолова // Научно-исслед. отчет.-Новосибирск.:ИЭиОПП СО РАН, 1992.-192 с.

37. Брум, Л; Социальная дифференциация и стратификация / Л. Брум // Социология сегодня. М.: Прогресс, 1965. - 498 с.

38. Брушлинский, А.В. Проблемы психологии субъекта / А.В. Брушлинский. М.: ИП РАН, 1994. - 320с.

39. Брушлинский, А.В. Психология субъекта в изменяющемся обществе. /А.В. Брушлинский // Труды института Психологии РАН, Вып. 2,-М.: ИПРАН, 1997. С. 4-17.

40. Брушлинский, А.В. Субъект: мышление, учение, воображение / А.В. Брушлинский. М.: Институт практ. психол.,1996. - 392 с.

41. Брушлинский А.В. Деятельности субъекта как единство теории и практики / А.В. Брушлинский. // Психол. журн. 2000. - №6. -С. 3-14.

42. Бубер, М. Два образа веры: Пер.с нем. / Сост.: П.С. Гуревич, С.Я.Левит. М.: ACT, 1999. - 590 с.

43. Буданова, М.А. Предприниматели современной России как субъект социального партнерства / М.А. Буданова // Экономика и политика в переходном обществе: кризис взаимодействия. М., 2000. — С. 222-223.

44. Буева, Л.П. Общественный прогресс и гуманизм. М.: Знание, 1985.-32 с.

45. Буева, Л.П. Человеческий фактор: новое мышление и новое действие. М.: Знание, 1988. - 216 с.

46. Бурдье, П. Социальное пространство и генезис «классов» // Вопросы социологии. 1992. - Т. 1. № 2. - С. 23-25.

47. Бурлачук, Л.Ф. Словарь-справочник по психодиагностике / Л.Ф. Бурлачук, С.М. Морозов. СПб.: Питер Ком, 1999. - 519 с.

48. Валицкас, Г.К. Самооценка у несовершеннолетних правонарушителей / Г.К. Валицкас, Ю.Б. Гиппенрейтер // Вопросы психологии. -1989.-№5.-С. 45-55.

49. Вартофский, М. Модели: репрезентация и научное понимание / М. Вартофский: Пер. с англ. М.: Прогресс, 1988. - 507 с.

50. Василюк, Ф.Е. Психология переживания / Ф.Е. Василюк. М.: МГУ, 1991.-241 с.

51. Василюк, Ф.Е. Проблема критической ситуации / Ф.Е. Василюк // Психология экстремальных ситуаций: Хрестоматия / Сост. А.Е. Тарас, К.В. Сельченок.- Мн.: Харвест, 1986. С.39-59.

52. Василюк, Ф.Е. Методологический анализ. / Ф.Е. Василюк. // Учебное пособие для вузов. — М.: Смысл., 2003. 241 с.

53. Василюк, Ф.Е. Жизненный мир и кризис: типологический анализ критических ситуаций / Ф.Е. Василюк // Психологический журнал. Т. 16. -№3.- 1995.-С. 90-101.

54. Васюкова, И.А. Словарь иностранных слов. М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2001.-640 с.

55. Вебер, М. Избранные произведения: Пер. с нем. / Сост. иобщ. ред. Ю.Н.Давыдова. М;: Прогресс, 1990. - 804 с.

56. Величковский, Б.М. Современная когнитивная психология / Б.М. Величковский. М.: МГУ, 1982. - 336 с.

57. Вундт, В. Проблемы психологии народов / В. Вундт// Преступная толпа. М.: Институт психологии РАН, Изд-во «КСП+», 1999.-С. 252-257.

58. Выготский, Л.С. Развитие высших психических функций / Л.С. Выготский. М.: Педагогика, 1960. - 450 с.

59. Выготский, Л.С. Собрание сочинений.: В 6-ти т. / Л.С. Выготский. М.: Педагогика, 1984. - Т.1. — 397 с.

60. Выготский, Л.С. Собрание сочинений.: В 6-ти т. / Л.С. Выготский. М;: Педагогика, 1984.Т.2. —361 с.

61. Выготский, Л.С. Собрание сочинений.: В 6-ти т. / Л.С. Выготский. М.: Педагогика, 1984, Т.4. — 290 с.

62. Вяткин, Б.А. О системном анализе психических состояний /

63. Б.А. Вяткин, Л.А. Дорфман // Новые исследования в психологии. — 1987.- №1. С. 3-7.

64. Габдреева, Г.Ш. К методике самоуправления психическим состоянием / Г.Ш. Габдреева, Н.М. Пейсахов // Вопросы психологии. — 1981. -№5. -С. 35-42.

65. Гальперин, П.Я: Введение в психологию / П.Я. Гальперин. — М.: МГУ, 1976.- 185 с.

66. Гальперин, П.Я. Избранные психологические труды/П.Я.

67. Гальперин.-М-Воронеж: Академия педагогических и социологических наук. 1998. - 387 с.

68. Ганзен, В.А. Системные описания в психологии / В.А. Ганзен. -Л.: ЛГУ, 1984.- 175 с.

69. Ганзен, В.А. Систематика психических состояний человека / В.А. Ганзен, В.М. Юрченко // Вестник ЛГУ. 1991. - №1. - С. 47-55.

70. Гегель, Г.В. Энциклопедия философских наук. Том 1: Наука логики. М.: Мысль, 1975. - 696 с.

71. Гетманова, О.Ю. Психологические детерминанты смысложиз-ненных ориентаций различных социальных групп: Автореф. дис. канд психол. наук М.: РАГС. - 1999. -25 с.

72. Гордон, Л. Опыт многомерного описания атериально-экономи-ческой дифференциации населения / Л. Гордон // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные переменные. -1998.-№1.-С. 43-54.

73. Горячева, А.И. О некоторых категориях социальной психологии / А.И. Горячева // Проблемы общественной психологии. М.: Наука, 1965.-С. 23-29:

74. Гостев, А.А. Эволюция сознания в разрешении глобальных конфликтов / А.А. Гостев. М.: ИП РАН, 1993. - 234 с.

75. Государственная служба: взгляд изнутри и извне // Социологический анализ. / Под ред. В.Э.Бойкова . М.: РАГС, 2001. - С. 3-4.

76. Гоштаутас А. Методика М. Рокича для выявления ценностных ориентаций. Саморегуляция прогнозирование социального поведения / А. Гоштаутас. Л.: ЛГУ, 1978. - 270 с.

77. Грачев, Г.В. Манипулирование личностью: организация, способы и технологии информационно-психологического воздействия / Г.В. Грачев, И. Мельник. М.: Алгоритм, 2002. - 288с.

78. Грачев, Г.В. Информационные технологии политической борьбы в российских условиях / Г.В. Грачев // Полис.-2000.-№3. С. 151-156.

79. Гусева, А.С. Оптимизация гуманитарно-технологического развития государственных служащих: теория, методология, практика / А.С. Гусева, А.А. Деркач. М.: Международный психолого-акмеологический конгресс-центр, 1997. - 229 с.

80. Гуссерль, Э. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология: Введение в феноменологическую философию/ Пер. с нем. Д.В.Скляднева. СПб.: Владимир Даль, 2004. - 399 с.

81. Дармодехин, С.В. Семья и государство / С.В. Дармодехин. -М.: Гос. НИИ семьи и воспитания, 2001. 208 с.

82. Денисов, М.Ю. Зависимость опыта переживаний психических состояний от личностных особенностей: Автореф. дис. канд. психол. наук. СПб., 1992.-23 с.

83. Деркач, А.А. Акмеология: личностное и профессиональное развитие человека. Кн. 1-5. Акмеологические основы управленческой деятельности. Кн.2. М.: РАГС, 2000. - 536 с.

84. Деркач,А.А.Методолого-прикладные основы акмеологических исследований / А.А. Деркач. М.: РАГС, 1999. - 393с.

85. Деркач, А.А. Предисловие к переводу с англ. / А.А. Деркач, А.Г. Асеев // Д. Равен. Компетентность в современном обществе, выявление, развитие, реализация. М.: Когито-Центр, 2002. - С. 11.

86. Деркач, А.А. Стратегия подбора и формирования управленческой команды / А.А. Деркач, И.В. Калинин, Ю.В. Синягин. М.: РАГС, 1999.-276 с.

87. Деркач, А.А. Развитие аутопсихологической компетентностигосударственных служащих / А.А. Деркач, JI.A. Степнова. М.: РАГС, 2003. - 297 с.

88. Деркач, А.А. Имидж как феномен интерсубъектного взаимодействия: содержание и пути развития / А.А. Деркач, Е.Б. Перелыгина. — М.: Интеллект-Центр, 2003. 800 с.

89. Дубов И.Г. Социально-психологическая феноменология больших групп российского общества. Автореф. дис. доктора психол. наук, М; - 2004. - 42 с.

90. Детская беспризорность и безнадзорность: состояние и проблемы / Под ред. Н.М. Байкова, JI.B; Кашириной. Хабаровск: ДВАГС, 2003. - 256с.

91. Джемс, У. Психология / У. Джемс; Под ред. JI.A. Петровской. М.: Педагогика, 1991. — 368 с.

92. Дикая, Л.Г. Системный подход к обучению саморегуляции состояния как целенаправленной деятельности / Л.Г. Дикая, В.В; Семкин,

93. B.И. Щедров // Развитие идей Б.Ф. Ломова в исследованиях по психологии труда и инженерной психологии. Материалы 1-ых научных Ломовских чтений. М.: ИП РАН, 1992. - С. 194-210.

94. Дикая, Л.Г. Психический образ: строение, механизмы, функционирование и развитие / Л.Г. Дикая // Вторые международные научные Ломовские чтения. Тезисы докладов. М.: ИПРАН, 1994.1. C. 75-77.

95. Дикая, Л.Г. Психологии саморегуляции функционального состояния субъекта в экстремальных условиях деятельности / Л.Г. Дикая. -М.: ИПРАН, 2003. 53 с.

96. Дикая, Л.Г. Отношение человека к неблагоприятным жизненным событиям и факторы его формирования / Л.Г. Дикая, А.В. Мохнач // Психол. журн. 1996. - №3. - С. 137-147.

97. Дилигенский, Г.Г. Социально-политическая психология. М.: Новая школа, 1996.-347 с.

98. Довгань, В. Опыт предпринимателя / В.Довгань.— М.: Дело, 2002. 365с.

99. Донцов, А.И. Концепция социальных представлений в современной французской психологии / А.И. Донцов, Т.П. Емельянова. -М.: МГУ, 1987.- 127 с.

100. Долгова, Н.В. Особенности профессионально-ролевых представлений госслужищих / Н.В. Долгова. М.: РАГС, 2000. - С. 24.

101. Елютина, М.Э., Чеканова, Э.Е. Социальная геронтология / М.Э. Елютина, Э.Е. Чеканова. Саратов: Сарат. гос. техн. ун-т, 2001. — 168с.

102. Еремичева, Г.В. Становление российских банкиров как элитной социально-профессиональной группы / Г.В. Еремичева // Российские банки сегодня: финансовый, общественный и культурный капитал. СПб., 1997. - С. 255-270.

103. Жданов, В.О. Внутриличностный конфликт госслужащего и технология его разрешения / В.О. Жданов // Развитие профессиональной психологической культуры государственного служащего. М.: РАГС, 2000. -25 с.

104. Журавлев, АЛ. Социально-психологическая динамика в изменяющихся экономических условиях / A.J1. Журавлев // Психол. журн. 1998.-Т. 19.-№3.-С. 3-16.

105. Журавлев, A.JI. Общественно-психологические закономерности и их проявление в условиях социализма / АЛ. Журавлев, Г.А. Котельников // Теоретическая и прикладная социальная психология. / Под. Ред. АЛ. Журавлева. -М.:Мысль, 1988. С. 134-150.

106. Забелова, Л.Б. Саморегуляция психических состояний государственных служащих: Автореф. дис. канд. психол. наук. М.,1997.-25 с.

107. Завалишина, Д.Н. Детерминация и развитие психики / Д.Н.

108. Завалишина, В.А. Барабанщиков. // Принцип системности в психологических исследованиях. / Под ред. Д.Н. Завалишиной. М.: Наука, 1986. - 237 с.

109. Запорожец, А.В. Избранные психологические труды / А.В. Запорожец М.: Наука, 1986. Т.1. - 280с.111 .Зейгарник, Б.В. Теория личности Курта Левина / Б.В. Зейгарник. М.: МГУ, 1981. 145 с.

110. Зейгарник, Б.В. Очерки по психологии аномального развития личности / Б.В. Зейгарник, Б.С. Братусь. — М.: МГУ, 1980. 245 с.

111. Зинченко, В.П. Человек развивающийся / В.П. Зинченко, Е.Б. Моргунов. М.: Тривола, 1994. - 304 с.

112. Зинченко, В.П. Миры сознания и структуры сознания / В.П. Зинченко. // Психология сознания./Сост и общ.ред. Л.В.Куликова. СПб.: Питер, 2001.- С. 149-162.

113. Знаков, В.В. Западные и русские традиции в понимании лжи / // П. Экман. Психология лжи / Под ред. В.В.Знакова. СПб.: Питер, 2000.-270 с.

114. Знаков, В.В. Понимание как проблема психологии человеческого бытия / В.В. Знаков // Психол. журн. Т.21., №2, 2000. - С.7-15.

115. Знанецкий, Ф. Исходные данные социологии / Ф. Знанецкий // Американская социологическая мысль / Сост. А.И. Кравченко; Под общ. ред. В.И. Добренькова. М.: Междун. ун-т бизнеса и управл., 1996. -557 с.

116. Зубок, Ю.А. Социальная интеграция молодежи в условиях нестабильного общества / А.А. Зубок. М.: РАН, Институт социал.-полит, исслед., 1998. - 141 с.

117. Иваненков, С.П. Проблемы социализации современной молодежи / С.П. Иваненков. Оренбург: ДИМУР, 1999. - 291 с.

118. Идентификация как способ социального бытия и идентичность как форма субъектного самоосуществления // Мир психологии. — 2004. -№ 2 (38).-С. 7-8.

119. Ильин, В.И. Социальная стратификация / В.И. Ильин.-Сыктывкар: СГУ, 1991.-221 с.

120. Ильин, В.И. Социальное неравенство / В.И. Ильин. М.: Ин-т социологии РАН, 2000. 280 с.

121. Ильинский, И.М. Молодежь и молодежная политика. Философия. История. Теория / И.М. Ильинский. М.: Голос, 2001. - 404 с.

122. Катаева, Л.И. Психологические особенности развития субъективно-профессиональной структуры личности государственного служащего / Л.И. Катаева // Психология и жизнь. Вып. №3. - М., 2005. -С.152-163.

123. Качество жизни: сущность, оценка, стратегия формирования. М.: ВНИИТЭ, 2000. - 124 с.

124. Каширина, Л.В. Воинствующий оптимизм социальной группы предпринимателей / Л.В. Каширина. Москва-Хабаровск: Акмеологический институт, 2001. - 54 с.

125. Каширина, Л.В. Выборы в зеркале местных средств массовой информации / Л.В. Каширина, Ю.В. Березутский // Власть и управление на Востоке России. 2000. - №4.- С. 4-15.

126. Каширина, Л.В. Динамика социально-психологических состояний больших социальных групп / Л.В. Каширина. Хабаровск: ДВАГС, 2004. - 347с.

127. Каширина, Л.В. Для нынешних и будущих руководителей /

128. JI.B. Каишрина// Власть и управление на Востоке России. 2001.- №3. -С. 46-59.

129. Каширина, Л.В. Забота о пожилых людях долг государства. / Л.В. Каширина, Л.К. Золотарева // Власть и управление на Востоке России. - 1999. - №9. - С. 48-58.

130. Каширина, Л.В: К проблеме изучения феномена социально-психологических состояний больших социальных групп / Л.В; Каширина // Мир психологии. 2004. - №2 (38). - С.127-139.

131. Каширина, Л;В. Когнитивный диссонанс ведущее социально-психологическое состояние молодежи / Л.В: Каширина. - Москва -Хабаровск: ДВАГС, 2002. - 59 с.

132. Каширина, Л.В. Когнитивный диссонанс самосохранения социальной группы государственных и муниципальных служащих / Л.В. Каширина. Москва-Хабаровск: ДВАГС, 2002. - 63 с.

133. Каширина, Л.В. Особенности социально психологических состояний государственных и муниципальных служащих / Л.В. Каширина / Власть и управление на Востоке России. - 2003. - № 4.- С. 65-70.

134. Каширина, Л.В. Предпринимательство и качество жизни: социально-психологические проблемы / Л.В. Каширина // Качество жизни и российское предпринимательство: Мат. 3 Всерос. научно-практ.конф. 22-23 ноября. М.: ВНИИТЭ, 2001. С. 89-90.

135. Каширина, Л.В. Психологические аспекты социальной реабилитации инвалидов / Л.В.Каширина // Материалы первой краевой на-учно-практ. конф. по проблемам реабилитации инвалидов. / Под ред. Н.М. Байкова. Хабаровск: ДВАГС, 1997. - С. 29-30.

136. Каширина, Л.В.Ценностно-мотивационный и духовно-нравственный потенциал молодежи / Л.В. Каширина // Социальный потенциал сельской молодежи / Под ред. Н.М. Байкова, Ю.В. Березутского. -Хабаровск: ДВАГС, 2004. С. 63-94.

137. Каширина, Л.В. Психолого-акмеологические проблемы самосовершенствования предпринимателя как субъекта деятельности, общения и своей судьбы / Л.В. Каширина // Мир психологии. 2001. -№2.-С. 131-140.

138. Каширина, Л.В. Современные подходы к кадровым проблемам государственной и муниципальной службы / Н.М. Байков, Л.В. Каширина//Власть и управление на Востоке России. 1998.- №1. С. 5-14.

139. Каширина, Л.В. Социально-психологические состояния больших социальных групп: статусно-ролевая парадигма / Л.В. Каширина. -Хабаровск: ДВАГС, 2002. 365 с.

140. Каширина, Л.В. Социально-психологические состояния подростков: статус беспризорности / Л.В. Каширина. М.: Международная академия акмеологических наук, 2002. - 41 с.

141. Каширина, Л.В. Социально-психологические состояния большой и стабильной социальной группы: теоретическая модель / Л.В. Каширина // Научн. ежегодн.-Хабаровск: ДВАГС, 2004 С. 154-179.

142. Каширина, JI.B. Социально-психологические состояния государственных и муниципальных служащих / JI.B. Каширина; // Социология власти: Вестник социологического центра РАГС. 2004. -№6.-С. 110-119.

143. Каширина, JI.B. 1957 . Социально-психологические состояния пожилых людей / JI.B. Каширина. - Москва -Хабаровск: ДВАГС, 1999.-50 с.

144. Каширина, JI.B. Статусно-ролевая парадигма в исследовании социально-психологических состояний больших социальных групп / JI.B. Каширина, Е.А. Яблокова // Акмеология. 2004. - №4. - С.21-28.

145. Каширина, JI.B. Статусно-ролевая парадигма как модель изучения социально-психологических состояний больших социальных групп/ JI.B. Каширина. Москва-Хабаровск: ДВАГС, 1999. - 75 с.

146. Каширина, JI.B. Статусно-ролевые аспекты социально-психологических состояний социальных групп / JI.B. Каширина // Социология власти: Вестник социологического центра РАГС. 2004. -№5. -С. 124-134.

147. Каширина, JI.B. Социально-психологические закономерности, способствующие оптимизации социально-психологических состояний / JI.B. Каширина. Москва-Хабаровск: ДВАГС, 2002. - 114 с.

148. Каширина, JI.B. Социально-психологические состояния беспризорных и безнадзорных детей / JI.B. Каширина // Власть и управление на Востоке России. 2002. № 2. - С. 61-67.

149. Каширина, JI.B. Специфика профессиональной деятельности государственных и муниципальных служащих / JI.B. Каширина, JI.K. Золотарева, М.А. Сидорова // Власть и управления на Востоке России. -2001.-№4.-С. 79-94.

150. Каширина, JI.B. Теоретические подходы к изучению социально-психологических состояний: постановка проблемы / JI.B. Каширина. // Научно-теоретический журнал: Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. 2004. - №1.- С. 50-58.

151. Каширина, JI.B. Управленческая команда и ее социально-психологические состояния / JI.B. Каширина // Муниципальный менеджмент: Учебное пособие для вузов. / Под ред. Горбунова Н.М. -Хабаровск: ДВАГС, 1999. С. 121-173.

152. Каширина, JI.B. Управленческая команда/JI.B. Каширина// Рабочая книга по муниципальному менеджменту / Под. ред. Н.М. Байкова, Л.В. Кашириной. Хабаровск: ДВАГС, 1998. - С. 104-147.

153. Каширина, Л.В. Феномен социально-психологических состояний / Л.В: Каширина // Социально-политические процессы на Дальнем Востоке России: анализ, регулирование, прогноз: Мат. 1 регион, научно-практ. конф. Хабаровск, 2004. — С. 120-122.

154. Келли, Д. А. Теория личности. Психология личных конструктов / Дж. А. Келли. СПб.: Речь, 2000. - 249 с.

155. Киршбаум, Э.И. Психологические состояния /А.Ш. Еремеева Э.И. Киршбаум. Владивосток, 1990;- 87 с.

156. Климов, Е.А. Психология профессионала: Избр.психол. труды/ Е.А. Климов. М.::Московского психол-соц. института; Воронеж: НПО «Модек», 2003; - 456 с.

157. Клинцевич, Ф.А. Личностно-психологические особенности россиян с низким и высоким уровнем дохода: Автореф. дис. канд. психол. наук. М., 2001. - 26 с.

158. Ковалев, ВШ. Мотивы поведения и деятельности / В.И. Ковалев. М.: Наука, 1988. - 192 с.

159. Козлова, Т.З. Социальное время пенсионеров / Т.З. Козлова// Социологические исследования. 2002. - №6. - С. 130-135.

160. Кольцова, В.А. Проблемы общения в советской психологии / В.А. Кольцова // Тенденции развития психологической науки. / Под ред. Б.Ф. Ломова, Л.И. Анцыферовой. М.: Наука. 1989. - С. 28-32.

161. Кон, И.С. Социологическая психология / Избранные психологические труды. М.: Воронеж, 1999. - 560 с.

162. Кондаков, Н.И; Логический словарь-справочник / Н.И. Кондаков; под ред. Д.П. Горского. М.: Наука, 1975. - С.413, 720 с.

163. Кравченко, А.И. Социальная структура: статусы и роли // Социально-политический журнал. 1996. - №2. - С. 43-56.

164. Крайг, Грейс. Психология развития / Грейс Крайг. СПб.: Питер, 2002. - 992 с.

165. Краснова, О.В. Социальная психология старости / О.В.

166. Краснова, Л.Г. Лидере. М.: AGADEMIA, 2002. - 288 с.

167. Крупник, Е.П. Психологическая устойчивость личностных конструктов в период взрослости / Е.П. Крупник, Е.Н. Лебедева // Психол. журн. 2000. - Т. 21. №6. - С. 12-23.

168. Кудрявцев, В.Т. Субъект деятельности в онтогенезе / В.Т. Кудрявцев, F.K. Уразалиева. // Вопросы психологии. 2001; - №4. -С. 14-30:

169. Куликов, Л.В. Психологическое исследование / Л.В: Куликов. -СПб.: Речь, 2001. 184 с.

170. Куликов, Л.В. Психология настроения /Л.В: Куликов. СПб.: СПбГУ, 1997. -228 с.

171. Лапыгин, Ю.Н. Мотивация экономической деятельности / Ю.Н. Лапыгин, Я.Л. Эйдельман. М.: Наука, 1966. - 112 с.

172. ЛебонГ. Психология народов и масс / Г. Лебон: Пер. с франц. Я. Фридмана и Э. Пименовой. СПб: Изд. Павленкова, 1995.-316 с.

173. Левада, Ю.А. От мнения к пониманию (Социологические очерки 1993-2000) / Ю.А. Левада. М.: Московская школа политических исследований, 2000. - 295 с.

174. Левин, К. Теория поля в социальных науках / К. Левин; Пер. с англ. СПб.: Сенсор, 2000. - 368 с.

175. Левин, К. Динамическая психология: Избр. Труды / Сост. и ред. Леонтьев Д.А., Петлева Е.Ю. М.: Смысл, 2001. - 572 с.

176. Левитов, Н.Д: О психологическом состоянии человека / Н.Д.

177. Левитов. М.: Просвещение, 1964. - 343 с.

178. Левыкин, И.Т. Теоретические и методологические проблемы социальной психологии / И.Т. Левыкин. М.: Мысль, 1975. - 256 с.

179. Леонгард, К. Акцентуированные личности / К. Леонгард. -Ростов-на-Д.: Феникс, 2000. 540с.

180. Леонова, А.Б., Психодиагностика функциональных состояний человека / А.Б. Леонова. М.: МГУ, 1984. - 199 с.

181. Леонтьев, А.Н. Проблемы развития психики / А.Н. Леонтьев. -М.: МГУ, 1981.-584 с.

182. Леонтьев, А.Н. Избранные психологические труды / А.Н. Леонтьев. М.: МГУ, 1987. -Т.1.-425 с.

183. Леонтьев, А.Н. Понятие отражения и его значение для психологии / А.Н. Леонтьев // Вопросы философии. 1966. - №12. - С. 48-56.

184. Леонтьев, Д.А. Ценностные представления в индивидуальном и групповом сознании / Д.А. Леонтьев // Психологическое обозрение. -1998. -№1. С. 34-39.

185. Леонтьев, Д.А. Профессиональное самоопределение как построение образов возможного будущего / Д.А. Леонтьев, Е.В. Шелобанова // Вопросы психологии. 2001.- №1. - С. 57-65.

186. Логинова, Н.Л. Жизненный путь человека как проблема психологии / Н.Л. Логинова // Вопросы психологии. !985. - №1. - С. 37-42.

187. Логуа, Р.А. Молодежь и рынок: проблемы социализации / Р.А. Логуа. М.: Луч, 1992. - 89 с.

188. Ломов, Б.Ф. О системном подходе в психологии / Б.Ф. Ломов // Психол. журн. - 1983. -ТЗ. №1.- С. 18-30.

189. Майерс, Д. Социальная психология: Пер. с англ. СПб.: Питер Ком., 1999. - 688 с.

190. Малева, Т.М. Социальные страты и социальная политика в Современной России Т.М. Малева // М.: НИСП, СПЕРО, 2003.

191. Малое предпринимательство в кризисном обществе: Мат. круглого стола, май 1998г. // Социологические исследования. 1999. -№7.-С. 78-90.

192. Мамардашвили, М.К. Философия и личность Электронный ресурс. / М.К. Мамардашвили Электрон, дан. - Режим доступа: http://2002. NovayaGazeta/Ru/nomer/2002/78n/n78n-sOO.shtml-67K - Загл. с экрана.

193. Махнач, А.В. Факторный анализ как метод оценки взаимовлияния черт личности и психического состояния / А.В. Махнач // Методики диагностики психических состояний и анализа деятельности человека. М.: ИП РАН, 1994. - 120 с.

194. Махнач, А.В. К проблеме соотношения динамических состояний и стабильных черт личности / А.В. Махнач // Психол. журн. -1997.-№3.с. 123-141.

195. Маслоу, А. Новые рубежи человеческой природы / А.Маслоу. -М.: Наука, 1999.-423 с.

196. Мерлин, B.C. Психология индивидуальности: Избр.психол. труды / Под ред. Е.А.Климова. М.: Ин-т. практ. психол., Воронеж: МОДЕК, 1996. 446 с. / B.C.

197. Миллер, С. Психология развития. Методы исследования / С. Миллер. СПб.: ПИТЕР, 2002. - 463 с.

198. Модель, И.М. Предприниматель: культура и богатство / Модель И.М., Модель Б.С. Екатеринбург: ИФИПР, 1996. - 192 с.

199. Молодежь России: тенденции, перспективы / И.М. Ильинский, А.В. Шарова. М.: Голос, 1995. - 238 с.

200. Молодежь: тенденции социальных изменений / Сб. статей; Науч. ред. составитель В.Т. Лисовский. СПб.: СПб ГУ, 2000. -418 с.

201. Мониторинг состояния и развития частных предприятий // Предпринимательство. 1998. - №10. - С. 22-23.

202. Московичи, С. Машина, творящая богов / С. Московичи. —

203. М.: Центр психологии и психотерапии: Изд-во «КСП», 1998. 560 с.

204. Московичи, С. Общество и теория в социальной психологии / С. Московичи // Современная зарубежная социальная психология: Тексты. / Под ред. Г.М. Андреевой, Н.Н. Богомоловой, J1.A. Петровской. М.: МГУ, 1984. - С. 204-228.

205. Мясищев, В.Н. Психические состояния и отношения человека / В.Н. Мясищев // Психические состояния. Хрестоматия. / Под ред. Л.В.Куликова. Д.: ПИТЕР, 2000. - 512, С. 52-60.

206. Мясищев, В.Н. Личность и неврозы / В.Н. Мясищев. Л.: ЛГУ, 1960.-425 с.

207. Мясищев, В.Н. Психология отношений. / В.Н. Мясищев; Под ред. А.А. Бодалева. М.: Институт прикл. психол. - Воронеж:НПО «МОДЕК», 1995.-356 с.

208. Назаретян, А.П. О месте социально-психологических законов в системе законов материалистического обществоведения / А.П. Назаретян // Психол. журн. 1981. - Т.2.№6. - С. 88-96.

209. Наумов, С.Ю. Социальный статус государственного служащего / С.Ю. Наумов; РАГС при Президенте РФ; Поволжская академия гос. службы. Саратов: Поволж. акад. гос. службы, 2001. - 159 с.

210. Никандров, Н.Д. Россия: социализация и воспитание на рубеже тысячелетий / Н.Д. Никандров. М.: Пед. общ-во России, 2000.-303 с.

211. Новейший философский словарь: 2-е издание/ Под ред. А.А.Грицанова Мн.: Интерпрессервис-Книжный Дом. 2001. - 1279 с.

212. Новиков, В.В. Социально-психологическая характеристика общностей предпринимателей // Социальная психология в трудах отечественных психологов. СПб.: Питер, 2000. - С. 479-483.

213. Основы социально-психологической теории / Под ред. А.А. Бодалева, А.Н.Сухова. М.: Международная педагогическая академия, 1995. С. 209-220.

214. Основы социологии: Учебн. пособ./ Под ред. Прокопьева М.В М.: Русская деловая литература, 2000. - 192 с.

215. Павленко, В.Н. Представления о соотношении социальной и личностной идентичности в современной западною психологии / В.Н. Павленко // Вопросы психологии. —2000. №4. С. 24-31.

216. Павлов, И:П. Поли. собр. соч;.- М.-Л., 1951-1952. Т. 1. -Кн.2. -244 с.

217. Парыгин, Б.Д. Социальная психология; Проблемы методологии, истории и теории / Б.Д. Парыгин. СПб.: ИГУП, 1999;-592 с.

218. Пельцман, Л: Стрессовые состояния у людей; потерявших работу / Л. Пельцман // Психол. журн. Т. 13. № 1, 1992. - С. 126-130.

219. Петренко, В.Ф. Психосемантическое сознание. М.: МГУ, 1988.- 207 с.

220. Парсонс, Т. Система современных обществ / Т. Парсонс. -М;: Аспект Пресс, 1997. -269 с.

221. Платонов, К.К. Структура и развитие личности /К.К. Платонов. М.: Наука. 1986. - 254 с.

222. Платонов, К.К. Метод обобщения независимых характеристик в социальной психологии / К.К. Платонов // Методология и методы социальной психологии. / Отв. ред. Е.В.Шорохова. М.: Наука, 1997.-С. 148-156.

223. Попов, В.Д. Объект, предмет и методы социального психоанализа / В.Д. Попов // Основы социального психоанализа. М.: РАГС, 1996.-С. 4-18.

224. Попов, В.Д. Социально-психологический анализ субъектов российского рынка / В.Д. Попов // Психол.журн. 1995. - №5. - С. 30-43.

225. Попова И.П. Профессиональный статус специалистов в меняющемся российском обществе. / И.П. Попова. М.: Наука, 2004. -215 с.

226. Поршнев, Б.Ф. Социальная психология и история / Б.Ф.

227. Поршнев. М.: Наука, 1979. - 232 с.

228. Преступная толпа. / Сост. А.К. Боковников. М.: Институт психологии РАН; Изд-во «КСП», 1999. 320с.

229. Проблемы взаимодействия предпринимательских структур и органов власти в Дальневосточном регионе: Мат. регион, научно-практич. конф. 26-27 января 1995г. Хабаровск: ДВКЦ, 1995. - 184 с.

230. Прохоров, А.О. Интегрирующая функция психических состояний / А.О. Прохоров // Психол. журн. 1994. - №3. - С. 136-145.

231. Прохоров, А.О. Психология неравновесных состояний / О.А. Прохоров. М.: ИП РАН, 1998. - 149 с.

232. Прохоров, А.О. Семантические пространства психических состояний / А.О. Прохоров, Д.А. Прохорова // Психол. журн. 2001. -№2.-С. 14-24.

233. Психические состояния / Сост. и общая редакция Л.В. Куликова. СПб.: СПбГУ, 1997. - 228 с.

234. Психологическая энциклопедия. 2-е изд. / Под ред. Р. Корсини, А.Ауэрбаха. СПб.: Питер, 2003. - 1094 с.

235. Психологическая наука в России XX столетия: проблемы теории и истории / Под ред. А.В. Брушлинского. М.: Институт психологии РАН, 1997. - 576 с.

236. Психология госслужбы: Очерки по социал. психологии / РАГС при президенте РФ Каф. социал. психол.; Рук. авт. кол. В.Д. Попов; Под общ. ред. А.П. Федоркиной. М.: ИДФ: СПА-Консалтинг, 1997.-222с.

237. Психология личности и образ жизни / Под ред. Е.В. Шороховой. -М.: Наука. 2001.-219 с.

238. Психология. Словарь / Под ред. А.В. Петровского, М.Я.Ярошевского. М.: Изд-во политической литературы, 1990 — 496 с.

239. Психология больших социальных групп // Социальнаяпсихология в современном мире / Под ред. Г.М. Андреевой, А.И. Донцова. М.: Аспект Пресс, 2002. - 335 с.

240. Психология предпринимательской деятельности (Развитие российского предпринимательства в начале 1990-х годов) / Под ред. В.А. Бодрова. М.: ИГТРАН, 1995.- 175 с.

241. Радаев, В.В. Социальная стратификация / В.В. Радаев, О.И. Шкаратан. М.: Аспект Пресс, 1996. - 298с.

242. Развитие профессиональной и психологической культуры государственных служащих / РАГС при Президенте РФ; Каф. акмеологии и психологии проф. деятельности; Под общ. ред. А.А. Деркача. М.: РАГС, 2000. - Ч. 1. - 279с.; Ч.2.- 226 с.

243. Ребер, А. Большой толковый словарь. Основные термины и понятия по психологии и психиатрии. М.: Вече-Аст, 2001.-Т.2. - 854 с.

244. Райе, Ф. Психология подросткового и юношеского возраста / Ф. Райе. СПб.: Питер, 2000. - 656 с.

245. Райсберг, Б.А. Предпринимательство и риск / Б.А. Райсберг// Новое в жизни, науке и технике. Серия «Экономика». — М.: Знание. — 1992.-№ 4 .-64 с.

246. Реан, А.А. Характерологические особенности подростков-делинквентов / А.А. Реан // Вопросы психологии. 1991. - № 4. -С. 139-144.

247. Рейснер, М.А. Социальная психология и учение Фрейда// Овчаренко В.И., Лейбин В.М. Антология российского психоанализа: В 2 т.- М.: Московский психолого-социальный институт: Флинта, 1999. Т. 1.-С. 470-474.

248. Риккерт, Г. Философия жизни: Введение трансцендентную Философию / Предисл. Юдина А. Киев.: Ника-Центр, 1998.- 507 с.

249. Романенко, Л.М. Социальные технологии разрешения конфликтов гражданского общества: экзистенциональные альтернативы современной России на пороге третьего тысячелетия / Л.М. Романенко. М.: Центр конфликтологии; Ин-т РАН, 1998.- 346 с.

250. Робер, А. Большой толковый психологический словарь / А. Робер: Пер. с англ. М.: ВЕЧЕ-АСТ, 2001. - С.556.

251. Российская социологическая энциклопедия / Под ред. Г.В. Осипова. М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА М, 1999. - 672 с.

252. Рощин, С.К. Предпринимательская деятельность: психология и идеология // Психол. журн. 1995. - № 1. - С. 31-42.

253. Рубинштейн, С.Л. Основы общей психологии / С.Л. Рубинштейн. СПб.: ПИТЕР, 1999. - 527 с.

254. Рубинштейн, С.Л. Бытие и сознание / С.Л. Рубинштейн. М., 1957. -328 с.

255. Роджерс, К. Взгляд на психотерапию. Становление человека / Пер с англ.; Общ. ред и предисл. Е.И. Исенниной. М.: Прогресс, Универсал, 1994. - 480 с.

256. Рыбалко, Е.Ф. Возрастная и дифференциальная психология / Е.Ф. Рыбалко. СПб.: Питер, 2001.-224 с.

257. Рывкина, Р.В. Социология российских реформ: социальные последствия экономических перемен: Курс лекц.-М.: ГУВШЭ,2004.-439 с.

258. Самбуров, Э.А. Взаимосвязь категорий диалектики /Э.А.Самбуров. М.: Наука, 1987. - 87 с

259. Сайко, Э.В. Идентификация как способ социального бытия и идентичность как форма субъектного самоосуществления / Э.В. Сайко // Мир психологии. 2004. - № 2 (38). - С. 186-201.

260. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности. / Под ред. В.А.Ядова. Л.: ЛГУ, 1980. - 263 с.

261. Сапелкин, Е.Н. Социальный статус молодежи / Е.Н. Сапелкин. — Мн.: Технопринт, 2002.- 364 с.

262. Свенцицкий, А.Л. Социальная психология управления / А.Л. Свенцицкий. Л.: ЛГУ, 1986. - 225 с.

263. Сеченов, И.М. Избранные философские и психологические произведения / И.М. Сеченов. М.: Госполитиздат, 1947. — 237 с.

264. Сигеле, С. Преступная толпа (опыт коллективной психологии) / С. Сигеле // Преступная толпа. / Сост. А.Е.Боковников. М.: Институт психологии РАН, Изд-во «КСП+», 1999. - С. 28-109.

265. Сидоренко, Е.В. Методы математической обработки в психологии / Е.В. Сидоренко. СПб.: Речь, 2000. - 350 с.

266. Силласте, Г.Г. Методика и техника социологических исследований в сфере экон. и фин. Рабочая тетрадь: учеб. пос. / Фин. академия при правительстве РВ. Каф. социологии. М.: ФА, 1999. 4.1. - 156 с.

267. Симонович, Н.Е. Социальное самочувствие как социально-психологический феномен в изменяющемся российском обществе: Автореф. дис. канд. психол. наук. М., 1999. - 25 с.

268. Синягин, Ю.В. Психодиагностическое обеспечение профессиональной переподготовки кадров государственной службы / Ю.В. Синягин: Под науч. ред. А.А. Деркач, В.И. Корниенко. М.: РАГС, 2000.-38 с.

269. Собчик Л.Н. Характер и судьба / Л.Н. Собчик. М.: Институт прикладной психологии, 1995. - 125 с.

270. Современная американская психология / Под ред. В.И. Добренькова. М.: МГУ, 1994. - 295 с.

271. Сорокин, П. Человек. Цивилизация. Общество / Под общ ред. А.А. Согаманова. М.: Политиздат. 1992. - 543 с.

272. Социальная политика и рынок труда: Вопр.теор. и практ. / Уч. метод, разраб.- М.: РАГСД996. - 180 с.

273. Социальная психология в современном мире: Учебное пособие для вузов / Т.Л. Алавидзе, Г.М. Андреева, Е.В. Антонюк, Л.Я. Гозман и др.; Под ред. Г.М. Андреевой, А.И. Донцова. М.: Аспект Пресс, 2002. -335 с.

274. Социальная энциклопедия / Редкол: А.П.Горкин, Г.М. Карелова, Е.Д.Катульский и др. М.: Научное издание Большой Российской Энциклопедии, 2000. - 437 с.

275. Социально-психологическая динамика в условиях экономических изменений / Под ред. А.Л. Журавлева и Е.В. Шороховой. — М.: Институт психологии РАН, 1998. 295 с.

276. Социально-психологический портрет молодежного актива региона / Под ред. Н.М. Байкова, Л.В. Кашириной. Хабаровск.: ДВАГС,2000. - 47 с.

277. Социальное самочувствие пожилых людей в регионе / Под ред. Н.М. Байкова, Л.В. Кашириной.- Хабаровск: ДВАГС, 1999. 112 с.

278. Социальный портрет мелкого и среднего предпринимателя в России // Политические исследования. 1993. - №3. - С. 32-44.

279. Стрелков Ю.К. Инженерная и практическая психология. М.: Издательский Центр Академия, 2001. - 360 с.

280. Суходольский, Г.В. Основы математической статистики для психологов / Г.В. Суходольский. Л.: ЛГУ, 1972. - 345 с.

281. Тенденция развития психологической науки / Под ред. Б.Ф.

282. Ломова, Л.И. Анцыферовой. М.: Наука, 1998.- 269 с.

283. Тендрякова, М.В. Мужские и женские инициации. (Вариант постановки проблемы) / М.В. Тендрякова // Этнографическое обозрение.- 1992.-№4.-С. 30.

284. Теоретическая и прикладная социальная психология. / Отв. ред. Уледов А.К., Котельников Г.А. М.: Мысль, 1988. - 333 с.

285. Тощенко, Ж.Т. Парадоксальный человек / Ж.Т. Тощенко. — М.: Гардарики, 2001.-398 с.

286. Тощенко, Ж.Т. Социальное настроение / Ж.Т. Тощенко, С.В. Харченко. М.: Academia, 1999. - 196 с.

287. Трансформация социальной структуры и стратификация российского общества / РАН. Институт социологии; Отв. ред. З.Т. Голенкова. 2 изд., перераб. и доп.- М., 1998. - 480 с.

288. Трусов, В.П. Социально-психологические исследования когнитивных процессов: По материалам зарубежных экспериментальных работ / Под ред.В.А. Ядова, Н.В. Кузьминой.-Л.: ЛГУ, 1980. 144 с.

289. Тэджфел, А. Эксперименты в вакууме / А. Тэджфел // Современная зарубежная социальная психология. Тексты / Под ред. Г.М. Андреевой, Н.Н. Богомоловой, Л.А. Петровской. М.: МГУ, 1984.- С.229-243.

290. Уайтхед, А.Н. Процесс и реальность / А.Н. Уайтхед. -М., 1929.- 121 с.

291. Уледов, А.К. Общественная психология и идеология / А.К. Уледов. М.: Мысль, 1985. - 268 с.

292. Уледов, А.К. Диалектика общественной психологии и идеологии объективная предпосылка становления и развития социально-психологической науки / А.К. Уледов // Теоретическая и прикладная социальная психология. - М.: Мысль, 1988. - С. 44-64.

293. Уледов, А.К. Методология социально-психологических исследований / А.К. Уледов // Теоретическая и прикладная социальная психология. М.: Мысль, 1988. - С.8-44.

294. Уманский, Л.И. Методы экспериментального исследования социально-психологических феноменов / Л.И. Уманский // Методология и методы социальной психологии. М.: Наука, 1997. - С. 54-71.

295. Федоркина, А.П. Феномен сознания в контексте социального психоанализа / А.П. Федоркина. М.: РАГС, 1997. - 166 с.

296. Федоркина, А.П. Особенности социально-перцептивного восприятия госслужащих и проблемы регионального управления /А.П. Федоркина // Развитие социально-перцептивной компетенции личности. М.: РАГС, 1998. - С. 101-106.

297. Фельдштейн, Д.И. Психология взросления: структурно-содержательные характеристики процесса развития личности: Избранные труды / Д.И. Фельдштейн. — М.: Московский психолого-социальный институт: Флинта, 1999. — 672 с.

298. Фестингер,Л. Теория когнитивного диссонанса / Л.Фестингер: Пер. с англ. СПб.: Ювента, 1999. - 318 с.

299. Франселла, Ф. Новый метод исследования личности / Ф. Франселла, Д. Банистер: Пер. с англ. М.: Прогресс, 1987. - 236 с.

300. Философский энциклопедический словарь. / Редкол. С.С. Аверинцев, Э.А. Араб-Оглы, Л.Ф. Ильичев и др. М., 1983. - 840 с.3Ю.Франк, С.Л. Духовные основы общества / С.Л. Франк .- М.: «Республика», 1992. 510 с.

301. Франки, В. Человек в поисках смысла / В. Франкл. М.: Прогресс, 1990.-378 с.

302. Фрейд, 3. Тотем и табу. Психология первобытной культуры и религии / 3. Фрейд. СПб.: АТС Университетская книга, 1997. - 222 с.

303. Фрейд, 3. Психология масс и анализ человеческого «Я» / 3. Фрейд // Преступная толпа. Под ред. А.К. Боковникова. М.: Институт психологии РАН, Изд-во «КСП+», 1999. - С. 121-194.

304. Фролова Е.О. Представление о судьбе, как о жизненном пути в зарубежной психологии Электронный ресурс. / Е.О. Фролова -Электрон, дан. Режим доступа: http://psi.lib.ru/statyi/sbornik/pros.htm -Загл. с экрана.

305. Фромм, Э. Психоанализ и этика / Э.Фромм. М.: Республика, 1993. - 415 с.

306. Хайдеггер, М. Бытие и время // Хайдеггер, М СПб.: Наука, 2002. -450 с.

307. Чайнова, Л.Д. Функциональный комфорт/ Л.Д. Чайнова. М.: ВНИИТЭ, 1975.- 150 с.

308. Шадриков, В.Д. Проблемы системогенеза профессиональной деятельности / В.Д. Шадриков.- М.: Наука, 1982. 185 с.

309. Шибутани, Т. Социальная психология / Т. Шибутани. М.: Прогресс, 1969.-535 с.

310. Шендрик, И.Г. Кризис идентичности и образование в период взрослости / И.Г. Шендерик // Мир психологии. 2004. - № 2 (38). -С. 98-106.

311. Шихирев, П.Н. Современная социальная психология / П.Н. Шихирев. ИПРАН: Екатеринбург: Деловая книга, 2000. - 448 с.

312. Шихирев, П.Н. Динамика социально-психологического состояния российского общества / П.Н. Шихирев // Психол. журн. 2000. -№3. - С. 141-151.

313. Шехтер, М.С. Психологические проблемы узнавания / М.С. Шехтер. М.: Наука, 1967. - 220 с.

314. Шмелев, Н. Пять лет реформ — пять лет кризиса / Н. Шмелев // Свободная мысль. 1996. - № 7. - С. 65-67.

315. Штомпка, П. Социология социальных изменений / П. Штомпка; Пер. с англ. под ред. В.А. Ядова. М.: Аспект Пресс, 1996. -414 с.

316. Штроо, В.А. Защитные механизмы: от личности к группе /

317. В.А. Штроо // Вопросы психологии. 1998. - №4. - С. 54-61.

318. Щедровицкий, Г.П. Избранные труды / Г.П. Щедровицкий // / Под ред., сост. А.А. Пископпель, Л.П. Щедровицкий. М.: Изд-во школа, культура, политика, 1995. - 759 с.

319. Широков, Ю.Э. Практические направления социально-психологических работ в области рекламы / Ю.Э. Широков //Социальная психология: Хрестоматия: Учебное пособие для вузов; Сост. Е.П. Белинская, О.А.Тихомандрицкая. М.: Аспект Пресс, 1999. - С.462-471.

320. Энциклопедия социальной работы. / Под ред. Л.Э. Кунельского, Л.С. Мацковского. В 3-х т. Пер.с англ. М.: Центр общечеловеческих ценностей. - 1993. - Т.1. - 480 с.

321. Эптин, Ф.Р. Оптимальное функционирование / Ф.Р. Эптин, Д. Сачман, // Психологическая энциклопедия / Под ред. Р. Корсини, А. Ауэрбаха. 2-е изд. - СПб.: Питер, 2003. - С. 507-508.

322. Эриксон, Э. Идентичность и кризис: Пер. с англ. / Э. Эриксон. М.: Прогресс, 1996. - 397 с.

323. Эриксон, Э. Детство и общество / Э. Эриксон. СПб — М.: Ювент КСП, 2000. - 415 с.

324. Юнг, К.Г. Избранное / К.Г. Юнг: Пер. с нем. Мн.: Попури, 1998.-448 с.

325. Юрьев, А.И. Человек в политике / А.И. Юрьев // Психология. Учебник / Под ред. А.А.Крылова.-М.: «ПРОСПЕКТ», 2000. С.531-534.

326. Юрьев, А.И. Классификация и диагностика отрицательных праксических состояний человека / А.И. Юрьев // Вестник ЛГУ. № 29. -Вып. 4- 1983.-С. 85-88.

327. Яблокова, Н.И. Социальный субъект: генезис, сущность и факторы становления / Н.И. Яблокова. М.: МГТУ «СТАНКИН», 2000. -216 с.

328. Яблокова, Е.А. Акме как феномен развития группы, общности / Е.А. Яблокова // Акмеология. 2002. - №1(2). - С. 6-10.

329. Яблокова, Е.А. Субъекты общественной психологии / Е.А. Яблокова // Теоретическая и прикладная социальная психология. М.: Мысль, 1988.-С. 97-118.

330. Яблокова, Е.А. Теоретические основы социальной психологии / Е.А. Яблокова // Теоретическая и прикладная социальная психология. М.: Мысль, 1988. - С. 78-97.

331. Ядов, В.А. Социальная идентификация в кризисном обществе / В.А. Ядов // Социол. журн. 1994. - №1. - С. 35-52.

332. Ядов, В.А. Стратегия социологического исследования: Описание, объяснение, понимание социальной реальности / В.А. Ядов // Учебн. для студентов вузов. М.: Добросвет, 1998. 595 с.

333. Яковлев, A.M. Статус социальный / A.M. Яковлев // Российская Социологическая Энциклопедия / Под ред. Г.В. Осипова. — М.: Норма-Инфра, 1998. С. 537-538.

334. Якокка, Ли. Карьера менеджера. / Ли Якокка; Пер. с англ.; Ред. С.Ю. Медведкова. М.: Прогресс, 1991. - 384 с.

335. Якунин, В.А. О связи психических состояний и свойств личности / В.А. Якунин // Психические состояния. Экспериментальная прикладная психология. Вып. 10. - Л.:ЛГУ, 1981. - 182 е., С. 17-23.

336. Яницкий, О.Н. Россия как общество риска: методология анализа и контуры концепции / О.Н. Яницкий // Общественные науки и современность. 2004. - № 2. - С. 14.

337. Abelson, R.P. Modes of resolution of belief dilemmas. J. Of Conflict Resolution, 1959, vol. 3. -P. 181-184.

338. Aberle, David. Peyote Religion Among the Navaho. Chicago: Aldine, 1966.-216 p.

339. Archer, A.L. and Waterman A.S. Varieties of Identity Diffusions and Foreclosuration on Subcategories of Identity Statuses // Journal of Aldolescent Research, 1990. 534 p.

340. Bartenerfer, H.G. Enige praktische konsequenzen aus der

341. Aktiuierungs theorie. Fi: Zeitschift fur experimentelle und angewandte Psychologie, 1969. - P. - 281-186.

342. Bednar, R.L., Wells, M.G., & Peterson S.R. Self-esteem: Paradoxes and innovations in clinical theory and practice Washington, DC: АРА Press, 1991.-324 p.

343. Berrowiz, J. Frustration, comparisons and other sources of emotion arousal ask contributors to social unrest // J. Soc. Issues, 1972. P. 28.

344. Blocker, J. & Riedesel, P. The Nonconsequences of Objective and Subjective Status Inconsistency: Requiem for a Moribund Concept. The Sociological Quarterly, 1978. Volume 19. P. 24-36.

345. Brehm, J. Postdecision changes in the desirability of alternatives. Journal of Abnormal and Social Psychology, 1956. P. 17-28.

346. Broom, L.& Jones, F.L. Problematics in Stratum Consistency and Stratum Formation: an Australian Example. American Journal of Sociology, 1977. - Volume 82. - Number 4. - p. 808-825.

347. Broom, L.& Jones, F.L. Status Consistency and Political Preference: The Australian Case. American Sociological Review, 1970, Volume 35. Number 6. - p. 989-1001.

348. Domanski, H. The recomposition of social stratification in Poland // Polish Sociological Review. 1994. - № 4. - P. 22-27.

349. Durkheim, E. Les regies de la me'thode sociologique, P.U.F. — Paris, 1960.-P. 103.

350. Ericson, E.H. Identity,Youth, and Crisis.-New York, 1989.- 459p

351. Erikson, E.H. «Identity, Youth and Crisis». New York.: W.W. Norton and Co., 1968. - 390 p.

352. Eskilson, A., Wiley, M.G., Muehlbauer, G., and Dodder, L. Parental Pressure, Self-Esteem and Adolescent Reported Deviance: Bending the Twig Too Far. Journal of Youth and Adolescence, 1986. P. 37-49.

353. Festinger, L. A theory of cognitive dissonance. Stenford, - 1957.- 324 p.

354. Frijda, N.H. The Emotions. Cambridge: Cambridge University Press, 1986.-260 p.363 . Geschwender, J.A. Continuities in Theories Consistency and Cognitive Dissonance. Social Forces, 1967. Volume 46. - Number 21 - P. 48-54.

355. Hawley, A.H. Cumulative change in theory and in history, American Sociological Review, 1983. 563 p.

356. Heidrich, S.D., Ryff, C.D; Physical and mental health in late life : The self-system as mediator. Psychology and Aging, 1993. 8 (3). P.327-338.

357. Hemes G. Structural change in social processes, American Journal of Sociology, 1976. P. 45-55.

358. Juhasz, A.M: Significant Others find Self-Esteem:: Methods of Determining Who and Why// Journal of Youth and Adolescence, 1989.-P. 76-83.

359. Kelley, H; Thibaut, J. Group problem solving. In: Handbook of social psychology. Cambridge (Mass.): Addison-Wesley, 1969. - P. 231-246.

360. Kelly, G.A. The psychology of Personal Constructs. N.-Y., 1955.-250 p.

361. Klinberg, O., Zavaloni, M. Nationalism and Tribalism among African students, 1969.- 279 p.

362. Laumann, E.O. & Segal, D.R. Status Inconsistency and Ethnoreligious Groups Membership as Determinants of Social Participation and Political Attitude. American Journal of Sociology, 1971. Volume 77. -Number l.-P. 36-61.

363. Lenski, G. Status Crystallization: a Non-Vertical Dimension of Social Status. Sociological Reviw, 1954, Volume 19. P. 405-413.

364. Lenski, G.Status Inconsistency and the Vote: a Four National Test American Sociological Review, 1967.-Volume 32, Number 2. P. 298-301.

365. Lindzey G., Aronson E. (Eds). The Handbook of Social Psychologies/ N.Y., 1990. 376p.

366. Machonin, P., Tucek, M. A historical comparison of social structures in the Czech Republic in the years 1984 and 1993 // Czech Sociological Review. 1994. - № 2. - P. 83-94.

367. McAdam, Doug, McCarthy J.D. and Zald, M.N. Social movements, in: Neil J. Smelser (ed.), Handbook of Sociology, Newbury Park: Sade, 1988. P. 41-75.

368. Merton, R. K. On Theoretical Sociology. Five Essays, Old and new. N.Y.: The Free Press, 1959. - 450 p.

369. Muuss, R.E. Theories of Adolescence. 5th ed. Copyright. -McGrow Hill Publishing Company, 1988. 376 p.

370. Neilands T.B. The Time Course of the Self-concept Threat Reduction Process Among Low and High Self-Esteem Individuals. Ph. D. Dissertation, The University of Texas at Austin, 1993. P. 59-97.

371. Paul, M.J., and Fischer, J.L. Correlates of Self-Concept among Black Early Adolescents. Journal of Youth and Adolescence ,1980 — P.65-73.

372. Pettigrew, T.F. Placing Adam's argument in a broader perspektive: comment on the Adam paper // Soc. Psychol. 1978. V. 41. - P. 58-61.

373. Richman, C.L., Clark, M.L. and Brown, K.P. Genera. and Specific Self-Esteem in Late Adolescent Students: Rase x Gender x Sex Effects. Journal of Youth and Adolescence, 1985. P. 92-107.

374. Rodriguez-Tome, H. Le moi et 1'autre dans la conscience de l'adolescent. Neuchatel, 1972. - 246 p.

375. Rosenthal, D.A., Moore, S.M. and Taylor, M.J. Ethnicity and Abjustment: Italian-Australian Working Class Adolescents. Journal of Youth and Adolescenc, 1983. P. 76-98.

376. Rosow, I. Socialization to old age. Berkeley: University of California Press, 1974. - 360 P.

377. Ryff, C.D. In the eye of the beholder: Views of psychological well-being among middle-aged and older adults. Psychology and Aging, 1989.-4 (2).-P. 195-210.

378. Slomczynski, K.M. Formation of class structure under conditions of radical social change: An East European experience//The Kalamari Union: Middle class in East and West / Ed. By M. Kivinen. Ashgate, 1998. p. 65-77.

379. Sorokin, Pitirim A. Reply to my critics, in. P.J. Allen (ed), Pitirim A. Sorokin in Reviw, Duke University Press, 1992. p. 32-41.

380. Stephan, C.,Stephan W. Two Social Psychol. / N.Y.,1990. 390 P.

381. Tadjfel, Y., Turner, J. C. An integrative theory of intergroup conflict // The social psychology of intergroup relations / Eds W.G.Austin, S. Worchel. Monterey, 1979. - P. 265-279.

382. Tajfel, H., Turner J. C. The social identity theory of intergroup behavior // S. Worchel W.G. Austin (Eds.) Psychology of intergroup relations. Chicago.: Nelson-Hall, 1986. - P. 53-67.

383. Turner, R. And Killian, L.M. Collective Behavior. Englewood Cliffs: Prentic Hall, 1972.-254 p.

384. Wayment, H., Zetlin. Theoretical and Methodological Considerations of Self-Concept Measurement. Adolescence, 1989. - 267 p.

385. Zimmermann, E. Almost All You Wanted to Know About Status Inconsistency But Never Dared to Measure: Theoretical Deficits in Empirical Research on Status Inconsistency, 1986. P. 87-98.1. H-Oj-13/06т Z

386. РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ1. ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РФ1. На правах рукописи

387. КАШИРИНА Лариса Васильевна